Кто в тайны вечности проник? Не мы, друзья,
Осталась темной нам загадка бытия…
Никто не лицезрел ни рая, ни геенны;
Вернулся ль кто-нибудь оттуда в мир наш тленный?»
(Омар Хайям «Рубаи»).


http://uploads.ru/i/H/Z/l/HZlSJ.jpg

Настоящее имя Дион Форчун (1891-1946) – Виолетта Мэри Ферт. Еще молодой женщиной она вступила в «Золотой Рассвет», и, подобно всем остальным, взяла себе латинское имя – Deo Non Fortuna (Богом, а не удачей). Впоследствии имя сократилось до Дион Форчун – псевдонима, под которым она начала писать романы.

Она была сиротой и выросла в Йоркшире, в семье «нержавеющих» Фертов, в которой со всей строгостью практиковалась «Христианская наука». Она не смогла приспособиться к этой атмосфере, и часто надолго уходила от неприятностей реального мира в мир своих мечтаний. Мечтательность эта возросла до такой степени, что она стала воспринимать ауры и развила в себе медиумические способности. Это встревожило ее опекунов и вызвало переполох в ее родном городке.

В возрасте 20 лет Форчун начала работать школьной учительницей под началом директрисы-невротички. Эта женщина когда-то жила в Индии, научилась там гипнозу и использовала его в качестве оружия. Вскоре она попросила, чтобы Форчун свидетельствовала в ее пользу на судебном процессе против бывшего сотрудника. Форчун описывала, как ее «просили» это сделать: «Метод, которым она пользовалась, чтобы получить мои свидетельствования, заключался в следующем: она пристально и сосредоточенно смотрела мне в глаза и говорила: «Произошло то-то и то-то». То же самое повторялось, когда директриса захотела уволить еще одну учительницу и потребовала поддержки у Форчун. Пришло время, когда сама Форчун попала в немилость. Она решила уйти самостоятельно и заявила о своем уходе директрисе. Впечатление, которое она пережила при этом разговоре, повлияло на все ее дальнейшую жизнь. В течение четырех часов директриса заставляла ее произносить две фразы: «Я некомпетентна» и «у меня нет самолюбия». Подобно кролику перед удавом, молодая женщина была не в состоянии выйти из комнаты, но упорно не желала признавать указанные обвинения, пока, наконец, не поняла, что единственный способ сохранить душевное здоровье – это притвориться побежденной. Дойдя до своей комнаты она впала в ступор на 30 часов. Наконец одна из коллег обнаружила ее, в каком состоянии она находится, и послала за родственниками. Результатом этого «опыта» явилось резкое ухудшение здоровья Форчун, которое было восстановлено лишь спустя несколько лет благодаря совмещению психоанализа с изучением каббалы.

Благодаря специальным медиативным упражнениям Форчун постигла символику сефирот и обрела душевное равновесие и психическое здоровье. Ее подход к Древу Жизни был глубоко оккультным, что может смутить действительных мистиков: она действовала с помощью спиритуального мира медиумов и астральных планов.

В 1918 году, пройдя курсы при Лондонском университете, она стала внештатным психотерапевтом Восточной Лондонской клиники. Некоторые психосоматические состояния показались ей очень похожими на описанные в тантрической йоге. Она пришла к выводу, что западное отношение к женщине является в основе своей неправильным, поскольку базируется на идее о том, что женственность женщины выражающееся в пассивном приятии является дополнением к динамизму и активности мужского начала. Форчун ощущала, что женское начало является положительной созидательной силой, которая пробуждает мужчину и оживляет его мужскую энергию точно таким же образом, как шахти, женская сила в тантрической йоге, поднимается по позвоночнику человека в виде кундалини, пробуждая все существо человека, пока он и она не соединятся у него в голове. Увлеченная этими мыслями, Форчун начала писать романы, изображающие союз мужского и женского начал.

В 1919 году она вступила в шотландскую ложу «Золотого Рассвета» и попала под опеку весьма уважаемого ею Дж.В.Броуди-Иннеса. Он и научил ее магическим ритуалам, которые она позднее приспособила к своему собственному каббалическому учению. В 1920 году в лондонской ложе «Золотого Рассвета» она попадает под влияние очень могущественной и разрушительной силы Мойны Матерс, вдовы С. Лиделла Мак-Грегора Матерса, который был одним из основателей «Золотого Рассвета» и большим знатоком Каббалы. Мойна Матерс была красивой, темпераментной и ясновидящей. Многие в «Золотом Рассвете» глубоко почитали ее ясновидческие способности и были очарованы ее красотой. Мойну Матерс задело критическое отношение Дион Форчун к системе управления лондонской ложи, носившей название «Альфа и Омега». Форчун считала, что Ложа состоит «главным образом из вдов и серобородых старцев», а основное качество ее учения – это «явное отсутствие всякого учения». Она решила, что Ложа нуждается в притоке свежих сил, и захотела создать самостоятельные организованные общества, члены которого давали бы публичные лекции, выпускали бы журнал, что могло бы способствовать привлечению публики в «Золотой Рассвет».

Действительно, до тех пор большое значение придавалось секретности, и Матерс согласилась на то, чтобы в 1922 году родилось «Братство Внутреннего Света». Но довольно скоро стало ясно, что Форчун в перспективе может захватить «владения миссис Матерс», Матерс попыталась изгнать Форчун из «Золотого Рассвета», но Форчун пребывала в дружеских отношениях со многими его членами, а также использовала его организационную структуру в своих целях. Вскоре она создала свой собственный Храм, объявив его филиалом ордена «Золотой Рассвет». Миссис Матерс, по словам Форчун, предприняла «психическую атаку», и тело непокорной соперницы «покрылось глубокими царапинами, словно его исполосовала своими когтями гигантская кошка».

Одна молодая женщина, бывшая ученица миссис Матерс, отправилась медитировать в Иону. Какое-то время ее считали пропавшей, но вскоре она была обнаружена мертвой: ее тело лежало на кресте, который она вырезала в зарослях вереска. Согласно газетным сообщениям, женщина умерла от сердечного приступа, но Форчун обнаружила у нее на теле царапины, похожие на те, которым было покрыто ее собственное тело. Форчун уже не сомневалась в том, кто их нанес, и обвинила Матерс в «астральном убийстве». Тем временем «Братство Внутреннего Света» продолжало процветать. Форчун вышла замуж за доктора Генри Эванса, который очень интересовался ее работой. Вместе они лечили шизофреников и других психически больных. Основная часть работы Форчун сводилась к «магии», практическому применению в повседневной жизни эзотерических принципов. Одним из важнейших упражнений, которым она лечила, являлась медитация на различные символы Сефирота.

В отличии от непосредственных мистиков, которые слепы к символизму и считают все, с ним связанное ненужным, уходом от реальности, для приверженцев тантризма символ является путем к реальности. Он символизирует собой нечто, чего ученик еще не сознает, нечто непознаваемое иным путем, кроме как посредством самого символа. Символ – это средство узнавания, а следовательно, понимания и знания. В тибетском тантризме каждый бог – это сила, и его индивидуальные качества выражаются в позе и цвете. Так, бог Ратнасамбхава золотисто-желтого цвета, потому что сквозь него сияет золотой свет равенства всех существ, в нем находит выражение принцип Чувства, который через его посредство становится любовью и состраданием ко всему живущему; он сидит на лошади – это символизирует скорость и энергию. Считается, что если медитировать на него, то разум наполняется сострадательной любовью, потому что символ этот не просто служит изображением данного состояния, он действительно вызывает это состояние в сознании медитирующего. Форчун изучала одну из практических форм каббалы – «правую» или «белую» магию. Она считала каббалу гигантом в мире религиозных учений, величественной и возвышенной схемой бытия. Она разработала систему «каббалистической йоги», включающую в себя медитацию, сосредоточение и созерцание, чтение мантр и вызывание зрительных образов. Термин «йога каббалы» способ, каким Дион Форчун переводила эту йогу на язык повседневной жизни, является вкладом в западную мысль.

С возрастом стиль жизни Дион Форчун изменился. Она стала несколько эксцентричной. В ее бейсуотерском доме было много комнат, посвященных разным аспектам эзотерических материй, а ее Братство имело Ложу в Гластонбери, в месте, которое она считала энергетическим центром. Она окружила себя целой коллекцией талисманов и магических принадлежностей; сжигала странные благовония в забавных чашках из блестящего металла. Выбираясь вечером в Гайд-парк, она надевала просторный плащ, считая, что такой плащ сделает ее менее заметной. Но в 1939 году, когда началась война, жизнь Форчун резко изменилась. Она начала сотрудничать с разнообразными организациями и общаться с совершенно обычными людьми. Будучи еще относительно молодой и бодрой женщиной, она умерла в 1946 году от тяжелой болезни.

Сегодня учение Форчун имеет множество последователей, в частности, среди молодежи. Возможно, потому, что ее подход к магии отличается уважением и здравомыслием. Ее советы всегда носили практический характер. Форчун очень старалась внушить своим ученикам, что каждая жизненная ситуация является учебной. Можно понять, что при таком отношении жизнь вознаграждает и воодушевляет человека. Форчун призывала своих учеников осваивать все формы нового мышления, но в то же время она категорически предостерегала их от психического шарлатанства:

«Беспорядочные дилетантские сеансы, предсказания судьбы, психизм и все тому подобное мы воспринимаем весьма недоброжелательно, поскольку здесь не говорят ни о чем, кроме личных желаний, и никогда не спрашивают себя о духовном качестве своих поступков. Если в настоящий момент не происходит никакого явного зла и сохраняется полная видимость показного благочестия (когда Господа призывают для того, чтобы он благословил свершающееся, но никогда не спрашивают, соответствуют ли это Его воле), то это как бы должно гарантировать безвредность данного предприятия или даже его способность поднять человеческий разум над материализмом и укрепить его веру. О последствиях при этом не думают – а опыт показывает, что последствия заходят далеко. Впрочем (и здесь мы должны опровергнуть расхожие обвинения), у людей от природы обладающих цельным характером, не наблюдается сколько-нибудь заметного морального упадка. Их действия обусловлены значительным снижением качеств их интеллекта, и в особенности, их способности оценивать и логически мыслить. Все формы беспорядочных занятий психизмом и вообще всевозможное любительство я считаю весьма нежелательным и полагаю, что они наносят ущерб способностям человека, который допускает их в своей серьезной работе».

К картам Таро Форчун питала глубокое уважение. Что касается их предсказательного аспекта, то они обладают теми же пророческими свойствами, что и гексаграммы «Ицзин» - гадательной книги, изданной Конфуцием. Считают, что большое достоинство «Ицзин» заключается в том, что она не столько предсказывает будущее, сколько дает совет, как правильно вести себя в настоящем. Так же и карты Таро дают рекомендации по выстраиванию благородной линии поведения, если изучать их надлежащим образом. Как же поступать человеку, он решает сам. Форчун была убеждена, что Каббала станет настоящей Йогой Запада. Она считала, что теоретическая и «всеблагая» религия, которой не хватает йогической практики и медитации, несовершенна и ограниченна. Она постоянно подчеркивала, что христианство нуждается в йоге, и если оно будет отказываться от обогащающего воздействия йоги, то все больше и больше христиан будут попросту переходить от своей веры к разным восточным методикам.

http://yugsegodnya.ru/enio/content/view/630/73/