ПОЗНАЙ СЕБЯ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ПОЗНАЙ СЕБЯ » Проза » Преступница (Сказка от Эльфики).


Преступница (Сказка от Эльфики).

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://s1.uploads.ru/i/LMN8W.jpg

Ольга Павловна проснулась среди ночи от того, что кто-то бесцеремонно тряс её за плечо.

- Михаил, ты с ума сошел? Ночь на дворе! – не открывая глаз, строго укорила мужа Ольга Павловна.

- Именем Безобразной Королевы, приказываю встать и следовать за нами! – грозно провозгласил совершенно незнакомый, скрипучий и неприятный голос.

- Кто здесь? – вскричала Ольга Павловна, мгновенно стряхивая с себя остатки сна.

- Королевская Стража! Велено препроводить вас в Замок, на Ковер! Оденьте подсудимую для препровождения.

- Я никуда не пойду! Вы не имеете права! Михаил, на помощь! – завизжала Ольга Павловна, но её подхватили крепкие руки и установили вертикально.

- Что она обычно дома носит? – деловито поинтересовался другой голос, эдакий противный тенор..

- Вон, на кресле, — бросил скрипучий.

- Вот эту линялую тряпку??? – удивился противный тенор. – О боже мой!

- Это отличный халат! – свирепо возразила Ольга Павловна. – Я его лет пять назад на распродаже купила, а ему всё сносу нет! Положите его на место, немедленно!

- Облекайте, — брезгливо приказал тенор.

Кто-то натянул на Ольгу Павловну халат прямо поверх ночной рубашки, застегнул пуговицы, а затем множество крепких рук грубо потащили её в ночную тьму.

- Куда??? – пискнула Ольга, но её никто не слушал.

Во тьме сверкнула зеркальная дверь шкафа, стремительно надвинулась.

- Аааааааа! – завопила Ольга Павловна, осознав, что сейчас её с размаху впечатают в зеркало, но ничего такого не произошло – она прошла сквозь стекло и в следующий миг она оказалась на скудно освещённом пространстве, ничем не напоминавшем её комнату. Тут было как-то неуютно – не то склад старых декораций, не то сильно захламленное подвальное помещение.

Ольга Павловна стремительно обернулась назад и увидела зеркальную поверхность, в которой отражалась насмерть перепуганная женщина в криво застегнутом халате, из-под которого торчал подол ситцевой ночной рубашки, на голове воинственно топорщились во все стороны бигуди, а вид был растерянно-агрессивный. И в то же время сквозь зеркальную поверхность угадывалась её родная комната, в которой она находилась минуту назад – вон стол, вон комод, заставленный безделушками, а вон её любимый диван со смятой постелью, с которого её только что так коварно стащили. Кстати, кто посмел???

По обе стороны от неё стояли странные фигуры. Они были одеты в какие-то вычурные костюмы, словно только что участвовали в показе моды от-кутюр – или, как вариант, сбежали из сумасшедшего дома. В самом деле, высокие кожаные ботфорты в сочетании с зелёным свитером и ядовито-розовым бантом на шее смотрелись жутковато. А сетчатый серебристый жилет со стразами на другой фигуре, напяленный поверх унылой серой форменной тужурки, плавно перетекал в кошмарные брюки-зуавы бирюзового цвета.

Так выглядели ближние фигуры, остальные, что поодаль, смотрелись не лучше.

- М…м…м…мамочка! – только и смогла выговорить Ольга Павловна.

- По это сторону никакая мамочка не поможет, — злорадно сказал противный тенор в бирюзовых зуавах. – Допрыгались, девушка!

- Теперь придется по полной ответить за все свои преступления! – сурово добавил скрипучий в ботфортах.

- Но я не совершала никаких преступлений! – жалобно залепетала Ольга Павловна. – Я честная женщина, я никогда, отпустите меня, пожалуйста! Туда, домой! – тыча пальцем в зеркальное стекло, попросила она.

- Туда без пароля не вернёшься, — ехидно сообщил тенор. – А пароль получают только после Искупления. Так что не советую тянуть время. И не пытайся сбежать, ничего не выйдет.

- Безобразная Королева ждет в Тронном Зале! – провозгласила гигантская птица, пикируя откуда-то из-под сводов потолка. Птица была жуткая: лысая, морщинистая, облезлая и в очках. Ольга Павловна застыла, как каменный идол.

- Смотрииииите, испугаааалась! – издевательски протянул вредный тенор. – А как сама окружающих пугать, так ничего, да?

- Довольно болтовни. Идем! – приказал скрипучий. – Королева и так в ярости, не следует злить её ещё больше.

Ольга Павловна была настолько деморализована, что покорно позволила подхватить себя под руки и потащить в анфиладу арок. Страшная птица летела впереди.

Впрочем, совсем вскоре арки кончились, и процессия оказалась в просторном зале, посреди которого был установлен трон, а перед ним расстелен ковёр, старый и облезлый, но до боли знакомый. «Да это же мой любимый коврик!!!» — вдруг узнала своё сокровище Ольга Павловна. Ковёр достался ей от мамы, а ей – от её мамы, и был дорог как память, и Ольга Павловна пресекала все робкие поползновения Михаила сменить его на что-то более современное. «Но он вроде бы не такой страшненький! Или такой?», — с сомнением подумала Ольга Павловна.

- Ваше Безобразное Величество… — склонились в почтительном поклоне её провожатые. Ольга отвлеклась от ковра и перевела взгляд на упомянутое Безобразное Величество.

На троне восседала, по всей видимости, королева. Хотя ох! – и страшна же она была, просто глаза закрыть хотелось.

- Преступница доставлена, Ваше Безобразие! – доложил скрипучий в ботфортах.

- Сопротивление подавлено в зародыше! – поспешно дополнил тенор в жилете. – Хотя пыталась, и неоднократно…

- Всем умолкнуть, — властно приказала Безобразная Королева. – Я так давно ждала этого часа… Палач!

- Я тут, Ваше Безобразие! – гаркнул дюжий детина, поигрывая топором. Как и все в этом безумном месте, он был одет невероятно аляповато: в желто-оранжевую рубашку с пальмами и обезьянами на брюхе, полосатые лосины и растоптанные сапоги-аляски. – Прикажете начать казнь?

- Погодиииите! – взвыла Ольга Павловна. – Вы не можете меня вот так! Без суда и следствия! Я имею право знать, в чём меня обвиняют???

- А то ты не знаешь, — фыркнула Безобразная Королева. – За то, что ты отняла у меня красоту! За то, что превратила меня в безобразное чудовище! За это тебя нужно казнить!!!!

- Казнииииить! – подхватили толпящиеся по углам придворные, такие же кошмарные, как сама королева.

- Нет, нет, нет! – отчаянно заверещала Ольга Павловна. – Я не виновата! Это какая-то ошибка! Я никогда никого не превращала! Я живу тихо, никого не трогаю! Я вообще незаметная и безобидная!

- Это ты-то? – недобро усмехнулась Королева. – Уж кому бы рассказывала, только не мне… Я ж тебя как облупленную знаю!!!

- Откуда? – трусливо пискнула Ольга.

- Ну так я же твоё отражение! – ласково-ядовито сообщила Безобразная Королева. – Так что, Оленька, не отвертишься. Придется заплатить за всё!

Ольга вновь замерла с открытым ртом, с трудом осмысливая сказанное. Придворные зашумели. Палач стал устанавливать посреди зала раскладную плаху, то и дело примериваясь, как удобнее будет вдарить топором. Королева достала мятый носовой платок и уже явно приготовилась им махнуть, давая сигнал к началу казни. И тут на Ольгу снизошло отчаянное вдохновение идущего на смерть.

- Стойте! Вы что??? – закричала Ольга. – Испокон веков приговорённому положено три желания! Перед казнью! Или вам закон не писан?

- Про неписаные законы вспомнила, — недобро усмехнулась королева, и по углам прошел вежливый смешок. – Ладно! Имеешь такое право. Давай свои желания!

- Первое: я желаю, чтобы мне подробно огласили материалы дела! – потребовала осмелевшая от переживаний Ольга Павловна. – И приговор!

- Хорошо. Повелеваю Птице-Секретарю огласить приговор! – поджала губы Безобразная Королева, став ещё несимпатичнее. – Только быстро – и так заждались.

Кошмарная птичка уселась на тумбочку рядом с троном, поправила когтистой лапкой очки, выхватила из-под крыла бумагу и скороговоркой забубнила:

- Сенькина Ольга Павловна, 40 лет, обвиняется в преступной халатности и злостной бигудистости, захламлении Пространства Реальности старыми вещами, а также систематическом эстетическом насилии над мужем Михаилом, каковое уже привело к хроническому гастриту и снижению зрения. Также обвиняется в умышленном хищении Истинного Образа Королевы…

Ольга Павловна слушала и ничего не понимала. Какая халатность? Какая бигудистость? Какую реальность она захламила? При чем тут Мишин гастрит и тем более какая-то Королева???

- По совокупности преступлений приговаривается к Смертной Казни, которая при добровольном раскаянии и сотрудничестве может быть заменена Искуплением. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит, — завершила Птица-Секретарь и торжествующе захлопала крыльями.

- Палач! – нетерпеливо махнула рукой Безобразная Королева!

- Стойте! – вскричала Ольга Павловна. – В приговоре речь шла об Искуплении вместо казни. Разве нет? Значит, я могу выбирать!

- У тебя было столько времени выбирать! – гневно сдвинула брови Королева. – Но ты предпочла довести дело до крайности. Сама виновата!

- Подсудимая имеет право выбора, Ваше Безобразие, это законно, — неохотно подсказал скрипучий.

- Законно! – подскочила на троне Королева. – А посылать в мир такие отражения – законно? А портить жизнь целому королевству – законно? А лишить меня Истинного Образа – законно???

- Второе желание! – быстро вставила Ольга Павловна. – Желаю, чтобы мне объяснили, в чем суть дела. Про отражения, королевство и всё остальное, и главное – при чем тут я??? Желаю понять!

- Да будет так! Объясните ей, — немного остыв, повелела Королева.

То, что Ольга услышала, оказалось для неё настоящим открытием. Неожиданным и не очень-то приятным.

Ну кто бы мог подумать, что мы не просто живём, а каждую секунду посылаем в Мир свои отражения? А ближайшие зеркала эти отражения хранят, создавая из них устойчивые образы. Из этих образов складывается население целого Зазеркального Государства, где есть свои правила и законы, а правитель этого государства – ты, вернее, твоё главное отражение. Для Ольги Павловны – Безобразная Королева.

- Из-за твоей безалаберности и халатности я вынуждена управлять государством, в котором невозможно дышать! Везде сплошной застой, ничего не развивается, нет никакого прогресса! Почва заболачивается, реки мелеют и сохнут, растения чахнут, всё стареет и ветшает! И я, твоё Главное Отражение, с каждым днём выгляжу всё хуже. Посмотри, во что ты меня превратила!

- Помилуйте, но это полная ерунда! – возразила неприятно поражённая Ольга Павловна. – На работе меня считают очень подтянутой и аккуратной. Даже элегантной!

- Так то на работе, — сварливо фыркнула Королева. – Там другие зеркала, другие и образы. И государство, следовательно, другое! Когда я утром вижу, как ты собираешься на работу, я же просто зубами скриплю! Ведь можешь выглядеть, когда хочешь!!! Почему же дома ты такое творишь?

- А что я такого творю? – насупилась Ольга. – Ну, не при параде, это да. Ну так ведь не видит никто!

- Как это никто? – во гневе притопнула ногой Королева. – А мы??? А ты??? А муж твой Михаил? Значит, к чужим людям – красу наводишь, а для любимого якобы мужа – замызганный халат, который уже три срока отслужил, выцветшая ночнушка, растоптанные тапочки, да?

- Но они такие удобные! – заоправдывалась Ольга. – Я к ним привыкла! Я вообще быстро к вещам привыкаю и трудно с ними расстаюсь.

- Дайте мне сказать! – стал прорываться из группы придворных какой-то человек с рулонами ватмана под мышкой. - Позвольте, Ваше Безобразие! Я ей сейчас все разъясню про вещи!

- Наш Главный Архитектор, — с явным злорадством сообщила Королева. – Объясняйся с ним теперь сама, как знаешь.

- Ваше королевство задумано вот таким! – с треском развернул он один ватман. – Прямые улицы, лесопарковые зоны, прекрасные дворцы, широкие набережные, всё удивительно гармонично! – он от бросил лист и развернул другой. – А вот что мы имеем! Кривые улочки, тупики, свалки! Сплошные завалы, заторы, запруды и захламления!

- И это тоже сделала я? – попыталась было отвертеться Ольга.

- Вы! Ваш дом завален старыми вещами! Этот жуткий ковёр! Эти сломанные приборы! Эта изношенная одежда и обувь! Они душат, они сковывают! Нет никакого простора для творчества, никакого пути для вдохновения!

- Но старые вещи мне дороги как память! – завопила ужаленное в самое сердце Ольга Павловна. – Этот ковёр мне от бабушки достался! А если вы про сломанные часы, так мне их подарил один очень хороший человек! А одежда – мало ли, может, ещё пригодится! На дачу, или ещё куда…

- Она нас не уважает, — зловеще сказал скрипучий. – Она и себя не уважает! Разве уважающий себя человек станет ходить в поношенном тряпье, даже на даче???

- Да, уважающая себя и мужа женщина не станет ходить при нём в бигудях на голове и с глиняной маской на лице, — кивнула Королева. – Это же так неэстетично… У Михаила уже глаза глядеть на это не хотят!

- Это намек на проблемы с его зрением? – ощетинилась Ольга.

- Это не намек, а прямая связь! – вмешался тенор. – Мы, ближайшие Советники Королевы, свидетельствуем: да! Всё так и обстоит. «На выход» и «для дома» — два совершенно разных образа. Думаешь, почему мы так ужасно одеты? Потому что у нас вкуса нет? Да потому что мы твои домашние вкусы отражаем!

- А я про сломанные часы! – выкрикнул Архитектор. – Это же остановленное время! Вы сами тормозите течение времени в вашем личном государстве!!!

- Я храню память о приятных минутках с хорошими людьми, — смущённо сказала Ольга Павловна. – Разве это плохо?

- Память, прибитая на стенку и заключённая в неживые вещи – это мёртвая память, — объяснил Архитектор. – Как может происходить живая жизнь среди нагромождения мёртвых вещей? Неужели вы до сих пор не поняли, что память живёт не в вещах, а в сердце?

- Да что она там может понять! – с досадой вскричал зловредный тенор. – Она и сейчас, на Ковре у Королевы, упорствует в своих заблуждениях.

- Я не упорствую, — поспешно вставила Ольга Павловна. – Я просто пытаюсь понять, что я делала не так.

- Всё, — коротко ответила Королева. – Ты всё делала не так. Вот скажи: здесь тебе нравится? Комфортно тебе, хорошо? Только не врать!

- Не очень, — честно призналась Ольга. – Как-то тут… неустроенно. Странно. Неуютно. И образы какие-то озлобленные.

- Ну вот. А ведь все мы – твои отражения. То есть получается, что ты сама себе не нравишься. Разве это нормально? Как ты думаешь?

- Думаю, ненормально, — чуть помедлив, ответила Ольга Павловна. – И полагаю, что я хотела бы это изменить. Только пока не понимаю, как. Я вообще трудно принимаю в жизни что-то новое.

- И не мудрено! – горячо подхватил Архитектор. – Ведь чтобы принять что-то новое, надо сначала избавиться от чего-то старого! Расчистить для нового место!

- А от чего я должна избавиться? – жалобно спросила Ольга. – Подскажите!!!

- Сгоревший миксер! – выкрикнул кто-то из толпы, потрясая над головой упомянутым прибором.

- Два неисправных утюга!

- Рассохшаяся гитара!

- Драные сапоги!

- Треснувшее зеркало!

Ольга только успевала вертеть головой.

- Неужели у меня столько всякого старья? – растерянно проговорила она.

- И даже еще больше! – подтвердил Скрипучий Советник. – Ты слушай и запоминай.

Когда шум стал умолкать, Королева хлопнула в ладоши.

- Кажется, все забыли, зачем мы здесь собрались. У нас, между прочим, казнь! Продолжаем!

Птица-Секретарь затрясла лысой головой и объявила:

- По протоколу – подсудимой предоставляется последнее слово!

- Как – «последнее слово»? – обмерла Ольга Павловна. – Но разве мы не договорились?

- По-моему, ты пока только вопросы задавала, — заметила Безобразная Королева. – И ничего толкового не сказала. Ну-с?

- Хорошо, я скажу, — пообещала Ольга. – Я, если честно, в ужасе. Я не думала, что мои халаты и бигуди, мои привычки так…влияют на всё. Но я исправлюсь! Нельзя же, в самом деле, вот так вот взять – и сразу казнить? Тем более что не станет меня – не станет и вас, моих отражений, всё здесь пропадет, вы же понимаете?

- Мы-то понимаем, — мрачно сказала Королева. – Но чем жить в безобразии, лучше уж вообще не жить!

- Ну уж нет! – решила Ольга Павловна. – Всё еще можно поправить. Даже быстро! Я обещаю, что начну с того, что выброшу все мёртвые вещи. И облезлый ковёр, и сломанные часы, и сгоревший миксер, и с одеждой разберусь. Я обещаю не расхаживать по дому с маской на лице – для этого есть ванная комната. А можно и в салон красоты! Я буду носить дома красивые вещи! Ведь теперь я знаю, что у меня в Зазеркалье – целое государство из моих отражений! И я не допущу, чтобы Глава Государства была безобразной – я верну ей Истинный Образ.

- Расценивается как готовность к сотрудничеству, — прокомментировала Птица-Секретарь. Она уже не казалась такой жуткой, как в самом начале – даже что-то симпатичное проглядывало.

- И запомни: как сказано в одном мудром фильме, красота – это страшная сила! – впервые улыбнулась Безобразная Королева. – Имей в виду, это пароль! Итак, я готова выслушать твоё третье желание.

- Домой. Хочу домой… — почти прошептала Ольга Павловна.

- Принято, — милостиво наклонила голову Королева. – Птица-Секретарь, запиши: Казнь отменяется!

- Именем Безобразной Королевы! Смертная казнь заменяется на Искупление! – громогласно объявил Скрипучий Советник.

- Урраааа! – завопила вся королевская рать. – Да здравствует Ольга! Оль-га! Оль-га!

- … Ольга! Ольга! Что с тобой? Ты кричала во сне!

Ольга Павловна очумело открыла глаза – над ней склонялся любимый и привычный муж Михаил.

- Мишенька… Мне что-то такое приснилось! – залепетала она. – Помоги мне встать!

- Халатик подать? – заботливо спросил Михаил.

- Неееееет! – отчаянно завопила Ольга, шарахнувшись от некогда любимого халата. – Ой, ты не пугайся. Но его пора выбросить. Я давно хотела, а теперь самое время.

- Оленька, я тебе сейчас чайку сделаю, — предложил встревоженный Михаил. – Что-то у тебя вид такой…всклокоченный.

Ольга глянула в зеркало – и снова вскрикнула. Ей вдруг показалось, что оттуда на неё строго глядит Безобразная Королева – в ситцевой ночнушке и бигудях. Ольга Павловна метнулась в ванную, потом к шкафу, и вскоре предстала перед зеркалом уже в благопристойном виде.

Теперь на неё из зеркала смотрела вполне приличная дама, причёсанная, умытая и принаряженная в джинсы и цветную футболку.

Михаил, вошедший с чаем, обомлел у порога.

- Оленька? У нас какой-то праздник? Годовщина свадьбы? – неуверенно спросил он. – Ты такая…необычная! Просто наглядеться не могу.

- Мишенька, теперь так будет всегда, ещё наглядишься, — пообещала Ольга Павловна. – И сегодня у нас генеральная уборка – будем расставаться со всем старым!

- Давно пора! – обрадовался Михаил. – Я уж сколько раз говорил – повернуться же негде! Ставлю чай на столик – и пошел готовиться!

Едва Михаил вышел, Ольга Павловна вновь повернулась к зеркалу.

- Я вспомнила пароль! – сообщила она своему отражению. – Красота – это страшная сила! Правильно?

И ей показалось, что на секунду через амальгаму она увидела Зазеркалье, где все образы тоже радостно примеряли новые наряды и готовились к переменам в жизни, а Королева приветливо кивнула ей и послала воздушный поцелуй.

http://s1.uploads.ru/i/YKzS8.jpg




Автор: Эльфика.


http://www.elfikarussian.ru/

+2

2

Как всегда - поучительно.Да и смысл ясен.:   во ВСЁМ-для чего то нового,надо НАВСЕГДА расставаться со старым.....место расчищать!!!Спасибо за напоминания!

+1

3

как злободневно!!!  я только начала работать дома над освобождением от хлама, но так медленно, теперь ускорюсь!!! Спасибо, Надежда!

+1


Вы здесь » ПОЗНАЙ СЕБЯ » Проза » Преступница (Сказка от Эльфики).