ПОЗНАЙ СЕБЯ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ПОЗНАЙ СЕБЯ » Духовность. Молитва. Медитация. Йога » Всё об астральном теле.


Всё об астральном теле.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://s2.uploads.ru/FXxPR.jpg

Плотный шельт. Мы переходим к телам плотного шельта – астральному, эфирному и физическому. Это область вибраций, данная нам в очень убедительных ощущениях, природа которых, на первый взгляд, не оставляет сомнений. Радость это радость, горе есть горе, а тяжесть толстого живота и ломоту в распухших суставах не спутаешь с легкостью и подвижностью грациозного молодого тела.

Не все, однако, так просто в трех низших телах, и на самом деле их устройство и связь друг с другом исследованы ничуть не более, нежели устройство и взаимосвязи тел тонкого шельта.

Плотный шельт во многом похож на тонкий и, видимо, существуют прямые связи между соответствующими парами тел, то есть атманическим и астральным, буддхиальным и эфирным, каузальным и физическим. Косвенными указаниями на это могут служить следующие наблюдения: критерием духовной истинности служит эмоциональная реакция; богатство чаще всего ассоциируется с едой; событие, как правило, связывается с перемещением тел в пространстве.

Соответственно, во многом похожи и связи между телами в тонком и плотном шельтах: например, отношения между атманическим и буддхиальным телами напоминают отношения между астральным и эфирным, а каузальное связано с буддхиальным способом, напоминающим связь физического с эфирным. Поэтому, регулируя свою "низшую" жизнь, то есть взаимодействия тел плотного шельта, человек непосредственно воздействует и на тонкий – и наоборот.

Эмоции как факт общественного сознания. Энергия астрального плана – это энергия страстей, которая гораздо плотнее и ощутимее для человека, нежели "сухая" ментальная. Конечно, человек "разумный" может тешить себя иллюзией, что он научился сознательно управлять своими эмоциями, но это, увы, очень далеко от истины. Скорее он научился грубо подавлять некоторые свои эмоции, вытесняя их в подсознание и калеча при этом собственное астральное тело, о культуре которого современная цивилизация почти совсем не заботится – всем не до того: политики руководят, ученые думают, народ работает, а чувствуют и переживают отдельные недотепы или социально опасные субъекты, склонные к аффектам, под действием которых запросто способны кого-нибудь зарезать. Впрочем, обычно у них в анамнезе тяжелое детство, скажем, раннее сиротство или инцестуозная связь с родителями.

В наше время призыв: "Возлюби ближнего как самого себя", – потерял смысл – по той простой причине, что мы себя не любим, во всяком случае, подсознательно. Считаем себя несчастными – да; жалеем, старательно отгораживаясь от внешнего мира – да; любим... – в лучшем случае знак вопроса.

Говоря на уровне социального подсознания, чересчур многое в XX веке пришлось начисто вытеснить, ибо слишком болезненными оказались эмоциональные переживания, и не только по причинам фактической боли, но и в связи с ущемленным самолюбием, а это, как показывает опыт, эмоция не из последних.

Не выраженные негативы ХХ века. XIX век явил торжество рационального разума: расцвела и стала точной наукой математика (в XVIII веке она еще во многом пользовалась мистически-алхимическими методами и понятиями), были совершены грандиозные открытия в физике и химии, открыта и еще не закрыта эволюционная теория Чарльза Дарвина и даже в истории обосновался материализм, найдя себе "материю" в виде классов и общественных формаций. Абсолютная идея Георга Гегеля уткнулась в прусскую монархию и видимым образом не собиралась идти никуда дальше, начисто игнорируя собственные законы диалектического развития. Церковные дела стали очень худы: не только перестали жечь на кострах за ересь – последнее понятие вообще утратило сколько-нибудь серьезный политический смысл. Словом, Вольтер торжествовал, и казалось, уйти от этого торжества уже некуда. Недостижимое прежде Божественное небо при ближайшем рассмотрении оказалось вполне доступным, и нисколько не божественным, но постижимым и разумным.

Двадцатый век недвусмысленно показал, что это достигнутое небо есть не что иное, как потолок одной из адских пещер, или попросту застенка, из которого, как выяснилось, не так легко выбраться, особенно апеллируя исключительно к силам собственного разума.

Оглушительные взрывы в фундаменте материалистической науки раздались уже в самом начале ХХ века. Опыты Майкельсона и специальная теория относительности: скорость света не зависит от относительного движения – понять это не представлялось возможным, как и отсутствие абсолютного времени и пространства – между прочим, априорных категорий по Канту. Что делаем? Вытесняем из сознания, доверяясь послушным формулам с подозрительным радикалом (знаком квадратного корня, явно символизирующим лукавого) в знаменателе.

Зигмунд Фрейд и психоанализ: причина истерии и неврозов навязчивости совсем не недостаток ума и рационального мышления, а всякая ерунда вроде подглядывания за девочками в уборной или собственными родителями в спальне. Вот тебе и хомо сапиенс! Какое-то глупое подсознание гнет свою линию, а мы этого не замечаем, а даже заметив, ничего не можем ему противопоставить. Постепенно стало понятно, что подсознание и составляет основу всей психической жизни человека, а то, что попадает в сознание, есть не более чем тонкая поверхностная пленка – но и это совершенно фундаментальное обстоятельство было почти полностью проигнорировано общественным сознанием: например, не переменились кардинально ни системы обучения, ни принципы поведения и взаимоотношений людей. Далее один шаг оставался до подробной разработки концепции общественного подсознания – но, увы, Юнг ограничился здесь самыми общими идеями, и фактически в XX веке это очевидно важнейшее антропологическое и социологическое понятие также практически не вошло в общественное сознание. В эволюционной биологической концепции тоже появились угрожающие трещины – опытные данные показывали, что изменение видов происходит большими скачками от простого к гораздо более сложному, которое производит впечатление хорошо продуманного заранее, а не складывающегося случайно в ходе борьбы за выживание.

Но хуже всего, конечно, дело обстояло в политике. Масштабы войн, возможности оружия, уровень жестокости не только к врагам, но и к "своим", а главное – бессмысленность мировых боен не только поражали воображение, но и находились в противоречии с обретенным разумом людей, и это противоречие также старательно вытеснялось в общественное подсознание. Мы же цивилизованные граждане и не занимаемся каннибализмом, совсем не едим своих сородичей... ну, то есть, разве что в самых отдаленных деревнях. Однако именно эти "отдаленные деревни" и становятся непомерным грузом общественного подсознания, давящим на каждое индивидуальное, где бы человек ни жил и какого бы образа мыслей ни придерживался.

Не нужно думать, что проблема гитлеровских и сталинских лагерей умерла вместе с режимами, их породившими, или что потерянным является лишь военное поколение, а следующее благополучно забывает об ужасах войны и расцветает как ни в чем не бывало.

Каждый умерший должен быть оплакан, иначе его душа в следующий раз воплотится с гораздо более тяжелой кармой. Единственным исключением из этого правила являются люди, полностью осуществившие свою миссию – таким после смерти можно только похлопать в ладоши. Если же миссия выполнена не полностью, а тем более грубо оборвана, как чаще всего бывает в случае насильственной смерти, то душа человека долго не может отправиться в "лучший мир", а блуждает в ауре Земли, пока ее невыполненная миссия не ляжет на кого-нибудь из живущих. При этом у души сохраняется некоторое количество атманической и буддхиальной энергии, которую она также должна отдать в мир, но это не так просто, и в помощь ей созданы ритуалы похорон и траура.

Одиночное убийство или другое злодеяние, резко обрывающее исполнение миссии человека, ложится тяжелой кармой на убийцу и его род – фактически они бывают вынуждены исполнять миссию убитого, будучи к ней не подготовлены; поэтому миссия выполняется ими в ее резко сниженном варианте, включающем разнообразные страдания. Геноцид же ведет к тяжелым последствиям не только для народа, его осуществляющего – тяжкая карма ложится на весь мир, пока души всех невинно убиенных не поймут, каков смысл их страданий и безвременной смерти, и не будут должным образом оплаканы.

Современный "научный" менталитет не дает такого рода объяснений – в первую очередь потому, что они требуют знания законов атманического плана и видения индивидуальных и групповых миссий в его пределах, и ничем меньшим здесь не обойдешься. А пока этого знания у человечества нет, единственный способ помочь душам с оборванной миссией заключается в почтительном изучении их судеб и индивидуальном покаянии живых перед всеми безвременно погибшими: жертвами бессмысленных войн, кровавых тираний и, не в последнюю очередь, техногенной цивилизации. Тогда нерастраченная энергия и наработанная карма опускается вниз, на Землю, наиболее естественным и гармоничным образом. Если же отгородиться от мучительной жизни и незавершенных дел отцов и дедов стеной ментального забвения, то не только отягощается их посмертная судьба, но и новые поколения получают от старых карму в совершенно непонятном и чрезвычайно неудобном для себя виде.

Хорошо известно: человек страдает не столько от тяжести и нагрузки, сколько от неправильного их распределения. Думая о своих прошлых индивидуальных и групповых грехах и страданиях, люди могут гораздо более гармонично распределить возникшую тогда карму, и именно это, а не "ментальные выводы" или организационные "мероприятия" вроде более или менее удачной конституции будет гарантией того, что жуткое прошлое не вернется ни в идентичном, ни в чуть замаскированном виде.

"Пепел Клааса стучит в мое сердце", – говорил Тиль Уленшпигель, и в сердце каждого человека так или иначе стучится мировая трагедия минувших веков; но пока люди не научатся слышать этот голос и разговаривать с ним, шансов на исправление земной кармы нет.

Подавление эмоций. Культура каждого тела начинается с того, что человек отделяет его от остальных и дает ему вначале право на существование, а затем – на свойственные ему жизненные процессы, не регулируя их слишком жестко. Но если ментальному телу общественность, возлагая на него чересчур большие надежды, разрешает слишком многое, то с астральным дело обстоит как раз наоборот.

Чему любящие родители учат – словом и делом – подрастающего малыша, желая ему исключительно добра и блестящей социальной адаптации? Ниже приведен типичный пример родительского нравоучения.

"Выражать свои искренние чувства неприлично и небезопасно; в любом случае тебя не поймут правильно. Эмоции существуют трех видов: а) отрицательные, б) грязные, и в) иллюзорные, и все положительные относятся к третьей категории. Учись сдерживать свои чувства, их маскировать и выражать лишь в исключительных случаях и только под полным контролем разума. Не верь также чужим эмоциям, а с эмоциональными людьми будь поосторожнее и держись подальше – никогда не знаешь, как ими управлять и чего ждать в следующий момент".

Итак, эмоции – это нечто вроде рудиментарного хвостика, показывающего происхождение человека из животного мира – что-то одновременно смешное, постыдное и культурному человеку совершенно не нужное. Социум может восхититься проявлениями любого тонкого тела, кроме астрального. Высокими бывают идеалы и ценности, благородными поступки, гениальными мысли, необыкновенными здоровье и физическая красота, но эмоции..? Высоким может быть чувство любви к Родине – у солдата непосредственно перед тем, как ринуться в смертельную штыковую атаку или закрыть грудью вражеский пулемет. Еще бывают высокие чувства у поэтов, например:

О, Волга, колыбель моя,

Любил ли кто тебя, как я?

Н. Некрасов

О, Русь моя! Жена моя! До боли

Нам ясен долгий путь.

А. Блок

Но обычный человек на подобные эмоции не способен, и слава Богу, что так. Нежные чувства к родному краю, скажем, извилистой Москве-реке, робко льнущей к величественному зданию Московского Государственного Университета имени М. В. Ломоносова, или романтическая привязанность к собственной жене, надежно опосредованная сексуальными с ней отношениями – это пожалуйста, это допустимо, если рассматривается как нечто вспомогательное, вроде смазки или прослойки, подобно интеллигенции в классовом государстве рабочих и крестьян. Однако человек, не сдержанный эмоционально, живущий страстями и ориентированный на собственные чувства, выпадает из среднесоциальных слоев, где на обеденном столе обязательна скатерть или клеенка в цветочек, и переводится общественным подсознанием в нижнесоциальные слои, где незнакомым людям говорят "ты", а скатерть замещается газетой или ничем. Там можно в гневе орать на мужа и детей, бить посуду, а в юности время от времени валяться в истерике или развлекаться с чужими мужьями минетом на лестничной клетке – всё это в порядке вещей, поскольку составляет неотъемлемую часть жизни и даже в известной мере служит ее украшением.

При такой постановке вопроса проблема воспитания культуры чувств решается в следующем ключе: чем больше культуры, тем меньше чувств, во всяком случае, отчетливо проявленных. В результате эмоции среднего уровня, которые человек считает для себя недостойными, вытесняются в подсознание, скапливаются там и начинают бродить, становясь все более грубыми, пока не прорываются наружу в виде, поражающем и ужасающем и самого человека, и его окружающих.

Эмоциональная жизнь как работа. Представления об эмоциональной жизни в современной культуре, во-первых, чрезвычайно примитивны, а во-вторых, в большой мере извращены. Автор, ни в коем случае не считая себя специалистом по астральному телу и его проблемам, все же ощущает необходимость высказать по этому поводу некоторые свои соображения.

Жизнь астрального тела воспринимается человеком как последовательность постоянно происходящих переживаний, которые чаще всего не имеют ни отчетливой положительной, ни отрицательной окраски. Поток переживаний подобен потоку событий – те и другие постоянно случаются, привлекая к себе большее или меньшее внимание человека и иногда требуя от него определенной реакции, но никак не оценки в терминах хорошо-плохо, приятно-неприятно и т. п. Человеку обычно кажется, что событие -- это нечто внешнее, а эмоция – внутреннее, и второе есть реакция на первое. Однако общий принцип двойственности внешнего и внутреннего мира, или внешнего мира и организма человека, заставляет ввести каузальное тело и астральный план, в котором находятся разнообразные сущности (мистики обычно их видят или представляют зооморфными); последние, попадая в астральное тело, вызывают в нем определенные реакции, которые человек переживает как эмоции. Возможны, впрочем, и эмоции, связанные с внутренней жизнью астрального тела, то есть эмоциональными переживаниями человека наедине с самим собой; однако и тогда происходит двусторонний обмен астрального тела с астральным планом, просто он менее очевиден для человека.

Таким образом, эмоциональная жизнь – это в первую очередь определенная работа, которую человек производит внутри себя (трансформируя свое астральное тело) и во внешнем мире. Эту работу можно выполнять сознательно или бессознательно, хорошо или плохо, добросовестно или халтурно, в более или менее приятных и подходящих для человека условиях, но обойтись без нее нельзя.

Так же как эфирное и физическое тела, астральное может быть хуже или лучше развитым и приспособленным для выполнения своей работы. Один человек искренне переживает и сильное горе, и большие радости, не смягчая искусственно свои состояния и не выходя в целом из душевного равновесия, другой же реагирует физической болезнью или надолго выходит из строя при самых незначительных эмоциональных стрессах; о последних иногда говорят, что у них неуравновешенная психика, имея в виду астральное тело.

Есть люди, которые, считая себя чрезвычайно эмоционально уязвимыми, прилагают массу усилий для того, чтобы защитить свое астральное тело, и выстраивают себе толстую защитную стену из кирпичей равнодушия ко всему, что их непосредственно не касается. Эта стена не только становится источником антипатии окружающих, но и чрезвычайно ослабляет астральное тело: оно становится хилым, изнеженным и неподготовленным к минимально необходимым нагрузкам. Кроме того, искусственное ограничение своих эмоций ведет к сокращению энергетики и размеров астрального тела, в результате чего оно не только страдает само по себе, но и лишает защиты эфирное тело.

Противоположная проблема возникает у людей слишком эмоциональных и несдержанных, чье астральное тело чересчур велико, энергично и хаотично, так что представляет известную опасность для окружающих, даже при лучших намерениях человека. Изобильные эмоции, постоянно не вовремя и не к месту, переливающиеся через край, бессильные изменить что-либо к лучшему, но императивно приковывающие к человеку всеобщее внимание, представляют собой не что иное, как астральный мусор (если не помои), который за человеком должны постоянно убирать окружающие, если они не хотят жить в астральном свинарнике. "Да ты успокойся, не нужно так нервничать и переживать, все обойдется и наладится, не драматизируй так происходящее", – подобные увещевания обычно не достигают цели, так как идут на ментальном плане, энергия которого против астральной, если только не направлена совершенно точно, хлипковата. Зато адекватные слова останавливают истерику мгновенно, как ледяной душ, но их надо найти.

Трудно найти золотую середину между черствым сухарем и чавкающей хавроньей – двумя крайними состояниями астрального тела. Сухарь и в размоченном виде не слишком привлекателен, а свинья не станет газелью, даже будучи посажена на строгую диету. Выход здесь в другом – повышение уровня вибраций астрального тела, то есть переходе от грубых эмоций к более тонким, дифференцированным и адекватным происходящим в организме человека процессам. Этому, однако, мешают жесткие программы эмоциональной регуляции, выработанные в общественном подсознании и четко определяющие характер и силу эмоции человека в любой внешней и внутренней ситуации, и эти социальные эмоциональные штампы каждый человек должен самостоятельно в себе обнаружить и преодолеть. Только тогда у него есть шанс несколько окультурить свое астральное тело и войти с ним в сознательный контакт.

Астральное тело есть основной субъект управления человеком со стороны социума. На ментальное управление – уговоры, доводы рассудка и т. п. современный человек реагирует довольно слабо, зато эмоции для него – самый серьезный аргумент, им он подчиняется и в положительном (страсти) и в отрицательном (страхи) их варианте. Это управление настолько постоянно и жестко, что у индивида формируется представление о функциональности эмоций: они всегда возникают зачем-то, то есть с определенной целью, выполнив которую, исчезают бесследно. Проще говоря, положительные эмоции рассматриваются как пряник, отрицательные – как кнут, причем не только в отношении других, но и самого себя.

Однако подобное разделение совершенно не учитывает основной массы эмоций, не имеющих сколько-нибудь определенного знака, наподобие движений физического тела. Согнуть руку в локте или ногу в колене – это хорошо или плохо, точнее, приятно или неприятно? Ответ зависит, конечно, от общего состояния физического тела, но, как правило, подобные движения воспринимаются нейтрально – как и эмоциональные, и ментальные, и каузальные: человек чувствует, что с ним нечто происходит, но не дает этому отчетливой оценки: человек не в состоянии разделить отдельные моменты жизни любого тела на "приятные" и "неприятные", тем более "хорошие" и "плохие" – эти категории во многом искусственны, как утверждал еще Лао Цзы.

Научиться адекватному и культурному эмоциональному реагированию ничуть не легче, чем, скажем, научиться владеть своим физическим телом: красиво танцевать, быстро бегать, выносливо и ловко карабкаться по скалам и т. п. Для того чтобы адекватно воспринять сильную положительную эмоцию, нужно обладать развитым астральным телом; последнее же вырабатывает силу и гибкость в потоке ежедневных переживаний, как положительных, так и отрицательных, которыми человек постепенно учится ненавязчиво управлять, не подавляя их сильно, но отчасти цивилизуя и рафинируя.

Все попытки однократных "силовых" воздействий на астральное тело проваливаются или кончаются его существенной травмой: так чувствует себя человек, пытающийся без долгой предварительной подготовки сесть в позу лотоса. В качестве примера можно привести эмоциональные проблемы, возникающие при серьезном освоении религиозной философии, в частности, выработку личной скромности.

Характерная проблема, возникающая у прозелита, это резкое чувство унижения – эмоция, выражающая реакцию эго на ущемление его прав и достоинства. И хотя человек понимает, что блаженны нищие духом, а не богатые чувством собственного достоинства и превосходства над окружающими, тем не менее, его эмоциональная реакция острого унижения в ситуациях, которые явно требуют от него скромного поведения, бывает настолько сильной, что он инстинктивно начинает самоутверждаться за счет других всеми возможными и невозможными способами.

Умение адекватно и не испытывая неприятных чувств отреагировать на сильное и явно несправедливое унижение, подобно умению сесть в шпагат или выдержать боксерский удар в живот – это достижимо, но длительным трудом, сопряженным с известным количеством нудных, а иногда и болезненных усилий.

Сильные эмоции обиды, вины, даже ненависти и страха нуждаются не в экстренном вытеснении в подсознание, а в соответствующей "обработке" внутри астрального тела под легким присмотром сознания, но без рассудочной анестезии. Конечно, слишком сильная боль непереносима, и организм перемещает точку сборки в другое свое место, отвлекая от нее внимание человека, но если начинать с малого, то вполне можно приучить себя правильно реагировать на незначительные обиды, огорчения, разочарования и т. д.

Читатель может спросить, что же значит "правильно"? Ответ звучит так: в соответствии с естественными законами организма и удерживая его равновесие в целом, то есть не создавая в нем сильных перегрузок.

Всякая острая эмоция есть энергетический сгусток, нечто вроде проглоченного без пережевывания куска, который астральное тело должно в себе растворить и переварить, приспособив его энергию к своим нуждам, а остатки и плоды этого процесса отправить, соответственно, потоком Льва в эфирное тело и потоком Стрельца в ментальное. Поэтому, предсказать заранее результат реакции организма на данную эмоцию, даже исходно отрицательную, невозможно: вполне вероятно, что она после переваривания окажется полезной для организма и увеличит как запас жизненных сил человека, так и его умственный потенциал. Однако это возможно лишь при правильном отношении к собственным эмоциональным переживаниям: признании их важности и априорной для себя естественности и конструктивности, что в современной культуре скорее отрицается или, во всяком случае, подвергается сильному сомнению. Да, конечно, и человек, и социум в целом в настоящее время имеют сильно покалеченные, но все же не патологические организмы, и подозрительность общественного подсознания к астральному телу есть не что иное как перенос: в самом деле больным (манией величия) у цивилизации является ее ментальное тело, а дефекты астрального суть лишь косвенные следствия этой болезни.

Рассмотрим, например, такую проблему: нужно ли подавлять свои отрицательные эмоции? Читателю предлагается на рассмотрение следующая ситуация: вам в толпе случайно наступают на ногу; человек, это сделавший, замечает, что нанес вам ущерб, но делает вид, что ни в чем не виноват, и быстро удаляется. Вы не преследуете его, но отпускаете себя эмоционально, то есть переживаете те чувства, которые к вам приходят, никак ими не управляя и не заботясь о том, в каком состоянии окажетесь. На следующий день вы снова встречаете обидчика. Ваша реакция:

а) равнодушно проходите мимо;

б) проходите мимо, бросив на него гневный взгляд;

в) тихо бормочете: "Гад!";

г) останавливаетесь и даете ему пощечину;

д) бьете его ногой, стараясь угодить в причинное место;

е) вынимаете револьвер и всаживаете в него всю обойму.

Общественное подсознание убеждено, что если вы действительно себя эмоционально отпустите, то отреагируете по типу е) или, в крайнем случае, д). На самом же деле средний и даже довольно эмоционально несдержанный человек, отпустив себя в естественное эмоциональное переживание, на следующий день отреагирует по типу а) или, в крайнем случае, б) – но сам он в это не верит, и потому подавляет эмоцию и гасит медитацию, опасаясь, что иначе завтра поступит с обидчиком по типу г). Подавление приводит к тому, что на следующий день возникает реакция в).

Правильное отношение к внезапной сильной, но поверхностной отрицательной эмоции можно сравнить с реакцией человека на ушиб: короткую резкую боль нужно стерпеть (сдержать усилием воли), после чего она быстро спадает, а на возникший затем синяк можно почти не обращать внимания: он рассосется сам, если его не трогать и слегка оберегать. Возможные неприятности связаны тогда либо с ситуацией, когда идут постоянные удары в одно и то же место, и на нем образуется незаживающая рана, либо с общим плохим состоянием астрального тела, когда малейшая неприятность выводит из равновесия его целиком.

Поэтому нужно различать, так сказать, астральные гигиену и медицину, то есть правила обращения со здоровым телом и методы его лечения в случае болезни. В частности, страх общества перед естественными эмоциональными проявлениями своих членов связан с неуправляемым поведением людей с сильной патологией астрального тела, которая подсознательно приписывается и всем остальным, по крайней мере, потенциально. В медицине этот прием называется гипердиагностикой, и вред от него обществу, когда будет как-либо измерен, поразит любое воображение. Говоря о здоровом астральном теле, следует заметить, что радоваться оно умеет ровно в той же степени, что и огорчаться, и последнее совсем не тождественно страданию. Печаль, траур, скорбь суть нормальные, хотя и не всегда приятные, но ценные состояния астрального тела, в которых оно совершает работу определенного рода, приносящую важные результаты. Так же любому человеку приходится время от времени подниматься в гору, мерзнуть и потеть, но в определенных границах это воспринимается как нечто само собой разумеющееся. Страдание же (любого рода) означает сильный дисбаланс организма, например, выход какого-либо тела за пределы защиты вышележащего и существенные его повреждения.

Много общего имеют тела, расположение через одно, например, астральное с каузальным и физическим. Эти три тела синтетичны, то есть в данный момент с человеком происходит одно событие, и он испытывает одно чувство, хотя ценностей и символических систем у него может быть много (буддхиальное и ментальное тела аналитичны). Поэтому к потоку своих эмоций следует относиться примерно так же, как к потоку событий, в частности, избегать классифицирования как тех, так и других на "положительные" и "отрицательные". Как и событие (поступок), эмоция это всегда в некоторой степени рабочий момент, необходимая связка в непрерывной последовательности: так движения в танце сменяют одно другое, и нельзя воспринимать их отдельно друг от друга и танца в целом.

Однако ритм и интенсивность (амплитуда) этого астрального танца у различных людей отличаются, и вибрация, обыденная и скучная для одного человека, второму составит праздник, а третьего наполнит неодобрением или ужасом. Таким образом, регуляция потока эмоций должна осуществляться целиком, в отличие, скажем, от ментальной картины мира или системы ценностей, которыми вполне можно заниматься по частям. Это хорошо иллюстрируется следующим известным фактом: если у человека накопилось раздражение, то ему неприятно буквально всё, и вырваться наружу это ощущение может в любой форме и по любому поводу, не имеющему даже отдаленного отношения к тому, что человек считает "причиной" своего раздражения.

Следует различать конституционно низкие или, наоборот, высокие энергетические уровни астрального тела.

Есть, например, люди, организм которых рассчитан на слабую энергетику астрального тела – для них нормально несколько пониженное, внешне даже почти унылое настроение – однако, оно нисколько не мешает окружающим. Тем не менее, такой человек может считать, что он постоянно чего-то недополучает от жизни: все радуются, веселятся, горюют и плачут, а у него все эти эмоции выражены слабо. Может, он просто эгоист? В действительности уровень эгоизма определяется широтой сущностного сознания, а интенсивность эмоций здесь вообще ни при чем: например, можно очень взволноваться от чужой неприятности, "завести" своими эмоциями еще десять человек и этим ограничиться, оставив мир расхлебывать не только исходную неприятность, но и результаты собственного астрального безобразия.

0

2

Астральная среда. Говоря об эмоциях, всегда следует иметь в виду двусторонний характер прямого обмена между человеком и миром на астральном плане. Эмоции транслируются и воспринимаются в первую очередь непосредственно, хотя это и не всегда осознается людьми. Другими словами, общаясь с партнером, я непосредственно ощущаю соприкосновение его астрального тела с моим: он меня тем или иным способом возбуждает или, наоборот, понижает мою эмоциональную напряженность совсем не потому, что говорит ласково или злобно, улыбается, хмурится, размахивает руками или мягко гладит по голове: интонация, мимика, жесты – все это не более чем средства, позволяющие направить его астральную энергию в мою сторону. При этом ментальный и астральный обмены часто не совпадают, а иногда и прямо противоположны по смыслу: можно говорить человеку гадости с нежной улыбкой, а можно злобно орать комплименты (неизвестно, что хуже; большинство, впрочем, предпочтет второй вариант как менее ядовитый).

Однако основную роль в жизни астрального тела играет не окружающая астральная среда, а собственное ментальное тело человека – именно поэтому так называемые "астральные войны", то есть попытки навредить врагу путем посылки ему разнообразных злобных и разрушающих эмоций в виде астральных топоров, трезубцев и прочего холодного оружия так мало эффективны: простейший ментальный блок, скажем, полное неверие в "сглаз", "ворожбу" и "бабок" создает всем описанным средствам нападения непреодолимое препятствие. Менее экзотический пример: мы часто не чувствуем откровенной злобы и эмоциональной агрессии, идущих от человека, по поводу которого мы считаем, что он к нам хорошо относится; другими словами, априорная ментальная установка доброжелательности партнера экранирует меня от его отрицательных эмоций (и, конечно, наоборот: негативная установка не пропустит ни ко мне, ни от меня положительных чувств).

Ментально-астральные переходы: Близнецы и Стрелец. Йога говорит: мысли порождают желания. На нашем языке эту мысль можно сформулировать так: в результате ментальных процессов возникает энергия и тема для эмоциональной жизни. При этом конструктивная, удовлетворительная для человека умственная деятельность вызывает резкое улучшение настроения и выраженную положительную эмоцию, как будто кто-то изнутри похвалил его. Наоборот, неудовлетворительный конец ментального процесса ведет к неприятному, словно саднящему эмоциональному переживанию, которое может долго торчать в астральном теле наподобие занозы. Поэтому часто человек, чувствуя, что его размышление грозит закончиться неудовлетворительным для него способом, либо резко его обрывает (переключаясь на другую тему), либо вытесняет в ментальное подсознание, откуда его результаты попадают в астральное подсознание, и у человека появляется некоторая смутная (обычно отрицательная) эмоция или переживание, природа и характер которых остаются для него загадочными.

Вообще, нормальный процесс переживания неприятности выглядит следующим образом. Сначала она приходит, то есть возникает некоторое дисгармоничное напряжение на каузальном теле (скажем, человек теряет кошелек). Далее идет некоторый каузальный процесс (человек несколько раз проверяет содержимое карманов, портфеля и т. д.); если она не приводит к удовлетворительной каузальной развязке (кошелек, наконец, обнаруживается), то канал Близнецов опускает человека (точнее, точку сборки) на ментальный план, и он начинает обдумывать свое положение с разных сторон: вспоминать, при каких обстоятельствах он видел кошелек в последний раз, куда его после этого положил, сколько в нем было денег и что там было еще; насколько все это для него важно и т. д. Если описанный ментальный процесс заканчивается неудовлетворительно: кошелек забыт непонятно где, а денег в нем было много, то канал Рака опускает человека на астральный план: он чувствует горе, отчаяние, безнадежность и т. п. Через некоторое время эмоции исчерпываются и неприятность опускается (через канал Льва) на эфирный план: у человека возникает резкая потребность совершить тот или иной жест отчаяния, что-нибудь съесть и т. п. ; например, у него подгибаются колени, и, в тоске заломив руки, он садится... успокаивается и приходит в себя. Инцидент исчерпан, можно жить дальше.

К сожалению, в современной культуре мы не приучены ни к искренности, ни к терпению, ни к уважению к процессам, идущим на различных телах, кроме ментального. Недостаток искренности ведет к тому, что эти процессы глушатся и вытесняются в подсознание – резко при этом деградируя (Фрейд сказал бы: регрессируя). Недостаточное терпение заставляет человека обрывать сколько-нибудь неприятный или просто напряженный телесный процесс, когда он еще не закончился, и трансляции в ниже- и вышележащее тело еще не созрели, и в незрелом виде отправляются вверх и вниз, отравляя соседние тела. При этом часто образуется так называемый порочный круг, захватывающий три тела: каузальное, ментальное и астральное, а в тяжелых случаях также и буддхиальное, эфирное и физическое.

Рассмотрим в качестве примера женщину, состоящую в неудачном браке. Муж является постоянным источником ее огорчений: ей не нравится, что он (каузальный план) задерживается на работе, стиль его обращения с детьми и еще очень многое другое. Однако ее ментальное недовольство тут же обрывается ею же самой, поскольку на все мысленные "почему" (не предупредил, что опаздывает, не поздравил с годовщиной знакомства, не выполнил хозяйственного поручения) ответ напрашивается один, но совершенно непереносимый: "разлюбил". Поэтому раздражение опускается на астральный план уже в виде заведомо неразрешимой эмоционально ситуации: муж по необъяснимым причинам постоянно причиняет мне боль; негодяй; безжалостный; элементарная свинья... Эмоции огорчения, однако, не разрешено опуститься (потоком Льва) на эфирное тело, поскольку тогда женщина на некоторое время лишится сил и некому будет смотреть за домом. Поэтому она, опустошив свое астральное тело, поднимает яд накопленных отрицательных эмоций потоком Стрельца в ментальное тело, заводя с новой силой ту же самую медитацию: "Почему он, видя, как я страдаю, опять за весь вечер ни разу мне не улыбнулся?"

Ответ читателю уже известен, но для женщины он представляет страшную загадку, и ментальное переживание опять обрывается и снова конфликтный энергетический квант опускается в астральное тело. Итак, образуется самоподдерживающийся порочный круг отрицательных ментально-астральных процессов, поддерживаемый дополнительно каузальным планом: муж время от времени совершает-таки промахи, которые укрепляют менталитет жены (через канал Близнецов), а последний, в свою очередь, провоцирует мужа на невнимание и агрессию (через канал Козерога, то есть ментальное программирование его поведения). Если муж на какое-то время уезжает в командировку или жена одна в отпуск, то трехэтажная отрицательная программа переживаний (каузальное-ментальное-астральное тела) превращается в двухэтажную (ментальное-астральное), так как каузальный раздражитель исчезает (контактов с мужем нет), и в результате этого негативный процесс к концу разлуки в целом ослабевает или даже гаснет совсем – на этом держатся многие семьи, с достаточно сильным буддхиальным телом – оно размыкает на время порочный круг каузально-астрального уровня, резко изменяя основные жизненные обстоятельства семьи; понятно, что каузальными и тем более ментальными средствами сломать описанную отрицательную медитацию жены очень трудно.

Итак, одной из основных проблем современного человека является неумение переживать, то есть раскрепощать себя во время эмоциональной медитации; боясь боли, мы лишаем себя радости, оставаясь на удивление бесчувственными и равнодушными в самые свои счастливые минуты. Однако ничуть не меньшей проблемой является отсутствие должной связи между ментальным и астральным телами; и это не случайно, поскольку ввиду распространенной гипертрофии ментального тела большая его часть как бы зависает в пустоте, не имея под собой астрального основания, и когда ментальный процесс затрагивает эти участки, опуститься в астральное тело он уже не в состоянии и может продолжаться бесконечно, что постепенно приводит к истощению энергетики и пробою ментального тела (когда, как говорят, "ум заходит за разум").

Другими словами, определенное эмоциональное усиление должно сопровождать окончание каждого ментального процесса: так человек ощущает душевный подъем после того, как удачно выразил свою мысль. После этого у него возникает естественная пауза, во время которой он занят своими чувствами, то есть его точка сборки опускается в астральное тело и некоторое время там пребывает. Когда эмоциональное переживание оканчивается, ее плоды частично поднимаются Стрельцом обратно в ментальное тело, создавая направление для новых ментальных процессов (предмет для них дает трансляция канала Близнецов, приходящий из каузального тела).

Если ментальный процесс, продолжаясь все дольше, никак не может опуститься на астральное тело, то есть стать эмоциональным переживанием, а с другой стороны, не оказывается достаточно эффективным для того, чтобы целиком уйти в плоды, предназначенные для канала Козерога, становясь материалом для будущих поступков, то человек ощущает острое и мучительное умственное беспокойство, распространяющееся на большую область ментального тела, и, найдя то место, где оно связано с астральным, опускается на последнее в виде характерной очень неприятной эмоции, общий смысл которой можно выразить примерно так: "Мне плохо; я чего-то не понимаю; я не понимаю, чего я не понимаю; мне дурят мозги" и т. п.

Профессионалам-психологам отлично известно, к каким тяжелым (астральным и общим) последствиям могут приводить такие бесплодные ментальные процессы: умственный тупик особенно страшен в культуре, где ментальное тело считается высшим из всех. И проблема усугубляется тем, что в данном случае болезнь, возникающую в астральном теле, нельзя вылечить, оставаясь в его пределах, так как это лечение было бы симптоматическим, а причина болезни лежит в ментальном теле или еще выше.

Поэтому, говоря о современной цивилизации, можно понять, какой колоссальный эмоциональный стресс и невроз она получила в течение ХIХ-XX веков, когда интенсивнейшие ментальные процессы, направленные на создание совершенного или хотя бы приемлемого общества, натолкнулись на катастрофы двух мировых войн и жуткого ядерного противостояния "холодной" войны, чреватого тотальной катастрофой для всей жизни на Земле. Сейчас доктрина "ядерного сдерживания", расползание атомного оружия по небольшим странам и его миниатюризация имеют очевидную тенденцию: мир становится потенциальным заложником каждого его гражданина – такое не приснилось бы в страшном сне ни Достоевскому, ни самому Фрейду. Тотальный страх, вынуждающий цивилизацию к совершенно бессмысленным мерам, имитирующим самозащиту, а на самом деле лишь истребляющим окружающую человека природную жизнь, есть не что иное, как реакция на страшную по своей разрушительной силе групповую ментальную конструкцию, под общим названием "материалистическая наука", расчленившую живой мир на мелкие мертвые кусочки в надежде понять каждый из них в отдельности и находясь при этом в абсолютной уверенности в своем праве на подобную вивисекцию.

Провозгласив торжество разума, люди первым делом занялись самообманом под лозунгом: "Мы всё основное уже знаем, а что случайно пропустили сегодня, обязательно откроем завтра". Однако ложь отлично чувствуется на астральном плане, и общественное подсознание, видя происходящее, дает тревожный, но почти не осознаваемый сигнал: "А вдруг не откроем? А вдруг завтра будет уже поздно?" Как снять с себя это общественное, разлитое в воздухе и, как правило, нерационализируемое напряжение? Тем, на кого оно опускается сильно, уготован путь на дно: они становятся алкоголиками, наркоманами, покушаются на самоубийство, в худших случаях делаются преступниками, в редчайших – пророками и проповедниками. Некоторые ищут спасения в жесткой защите семейного эгрегора, где калечат и себя и детей, нарушая в выраженных случаях даже основное социальное табу на инцест.

Специфическая особенность астрального тела заключается в том, что человек эмоционально переживает не то, что с ним на самом деле происходит (то есть трансляции непосредственно из каузального тела), а то, что он по этому поводу сознательно или бессознательно думает (то есть поток из своего ментального тела). Обычное мнение, впрочем, скорее противоположное: большинство людей считает, что они эмоционально реагируют именно на события и поступки, не обращая при этом внимания на промежуточную фазу осмысления или интерпретации происходящего в рамках и терминах имеющейся у каждого человека ментальной картины мира. Однако одна и та же картина, скажем, "Бурлаки на Волге" Ильи Репина, может вызвать у разных людей совсем разные эмоции, от негодования до умиления и от соболезнования до злорадства. Можно, например, воспринимать ее в духе иллюстраций к Бхагавад-Гите: бурлаки – люди, одержимые страстями и принуждаемые ими к тяжелой работе, которая, однако, не пропадает зря, так как и она двигает баржу эволюции, на которой с комфортом и приятностью располагаются святые, освободившиеся от привязанностей к временным удовольствиям майи (иллюзорной реальности проявленного мира).

При таком подходе, правда, ментальное тело получает отчетливо вспомогательный характер, лишаясь ореола сакральности, но это снимает с него и многие несвойственные ему обязанности. Нормальное протекание жизненного процесса при спуске по телам выглядит, например, так: совершил поступок – помыслил его (то есть понял, что сделал) – испытал эмоцию (возрадовался) – ощутил волнение в организме – закусил огурчиком.

Парные медитации. Отношение к эмоциям, как к чему-то низшему, прямо связано с отношением к мыслям, как к высшему; то и другое является грубым искажением порядка тонких тел человека и ведет к неисчислимым нерешаемым проблемам, одной из которых являются сексуальные отношения.

Сексуальное влечение как эмоция часто входит в противоречие с ментальными установками человека, вызывая сильнейший внутренний конфликт, приносящий массу неприятностей как в видимом, так и в вытесненном варианте. Одна из основных причин конфликтов между супругами – полигамность одного из них (реже обоих), проще говоря, измена, хотя в разных семьях она понимается по-разному.

Парный эгрегор бывает действительно очень ревнив, обидчив и деликатен – а иногда, наоборот, груб и грязен, и во втором случае самые сильные парные медитации (взаимодействия) между супругами идут в форме взаимных оскорблений, скандалов и последующих примирений. Но в любом случае он создает реальность на двоих, отделяющую пару от всего остального мира толстой стеной. Поэтому, не только расставание, но и любое увлечение, не разделяемое партнером, нарушает парный союз, и в этом смысле может рассматриваться как измена партнеру, так как ослабляет влияние парного эгрегора. Но, конечно, прожить жизнь в полном согласовании всех интересов и сюжетов невозможно, и обычно неписаный брачный договор предусматривает сексуальную верность супругов, хотя почему именно ее, и какой в точности смысл вкладывается в понятие "сексуальной верности", обычно не оговаривается, да это и не так легко сделать.

Проблема заключается в первую очередь в том, что парные медитации часто возникают совершенно неожиданно для их участников, и совсем не всегда укладываются в предусмотренные для них общественным подсознанием рамки. Последнее, впрочем, вообще не склонно рассматривать медитацию как нечто реальное (исключая трансы йогов-аскетов на склонах Гималаев неподалеку от Шамбалы), и ориентируется на поведение одного человека (то есть моего мужа или жены) в окружающем его социальном пространстве, изобилующем, увы, членами моего же пола.

Вообще (гетеро) сексуальным актом следовало бы называть любую парную медитацию мужчины и женщины, в которой для обоих партнеров отчетливо акцентирована половая принадлежность каждого из них (то есть мужчина ощущает себя мужчиной, а партнершу – женщиной, а она чувствует себя женщиной, а партнера – мужчиной). Тогда можно различать сексуальные акты по наборам тонких тел, на которых они происходят, а также по тонким телам, где в это время находится точка сборки партнеров.

Типичные примеры:

– буддхиальная медитация: разговор "по душам" и рассказ о своих судьбах двух случайных попутчиков в поезде дальнего следования, из которого они выходят на разных остановках и расстаются навсегда;

– каузальная медитация: совместный, но ни к чему далее не обязывающий поход в театр, помощь при починке утюга (автомобиля);

– ментальная медитация: согласование точек зрения на постороннюю тему, например, происхождение НЛО;

– астральная медитация: совместное эмоциональное переживание некоторой ситуации, затрагивающей обоих, скажем, помощь раненному животному;

– эфирная медитация: совместный ужин, танцы, нежные объятия в одежде, сидение на коленях и т. п.;

– физическая медитация: объятия и прикосновение к эрогенным зонам без одежды, сексуальный акт в обычном смысле.

Контрольный вопрос к читателю: какие виды медитаций вы разрешаете своему партнеру с другими: а) официально и б) на самом деле?

Автор надеется, что читателю не захочется отвечать на этот вопрос, или, по крайней мере, он поставит его в затруднительное положение: регулирование де-юре и де-факто как своих, так и чужих медитаций – дело безнадежное и заведомо убыточное.

Тем не менее, социально приемлемыми (то есть не считающимися супружеской изменой) официально считаются все виды парных медитаций, кроме физической, а на самом деле лишь каузальная, ментальная и эфирная. Другими словами, среднесоциальные жена и муж считают совершенно нормальным появление чувства ревности, если партнер включается в интенсивную буддхиальную или астральную медитацию с лицом противоположного пола: никто, кроме меня, не может быть для него ценностью и тем более его волновать!

В семье многие вещи не говорятся вслух, но подразумеваются очень четко, и взаимные цепи, налагаемые супругами друг на друга, порой невидимы, но ощущаются весьма отчетливо, хотя их происхождение не всегда очевидно. Однако побочное действие запрета на внешние эмоциональные связи супругов оказывается чрезвычайно сильным и чаще всего неожиданным для всех участников.

По-настоящему интимные связи и глубокие отношения на любом плане довольно редки, и если разрешить парной медитации идти самой по себе, то на каждый нижележащий план она опускается, существенно ослабляясь, и чаще всего вовсе останавливается на астральном или слабой вибрации эфирного (написанное не относится к типу совсем грубых людей, живущих преимущественно на эфирно-физических энергиях).

Однако если естественное течение медитации вниз пытаться искусственно остановить, возникает ситуация, похожая на перегораживание реки плотиной: вначале она разливается, а потом уровень воды постепенно поднимается, и вода либо сносит плотину, либо начинает переливаться через верх. Достаточно интенсивная каузально-ментальная медитация, не имея естественного выхода в астральный план, со временем или внезапно туда все же прорывается – с сокрушительными последствиями, или же находит отчасти извращенный путь прямо в эфирный или физический планы, которые оказываются к ней неподготовленными: вначале возникает нездоровая и непонятная холодность, часто даже временная импотентность или фригидность, а затем происходят грубые физические сексуальные взаимодействия, не устраивающие партнеров эмоционально: астральный план так и не включился.

Вполне естественно, что эта ситуация распространяется не только на отношения мужчины с (вынужденной) любовницей, но и на его собственную жену: его астральное тело перестает реагировать и на нее, передавая (насколько это возможно) свои функции ментально-астральному или эфирно-астральному подтелу: в первом случае мужчина считает, что он (эмоционально) любит свою жену, во втором нежные чувства к ней возникают у него только при физическом контакте или процедуре кормления.

Итак: общесоциальное табу на эмоциональные сексуальные медитации вне брака, поддерживаемое в большинстве семей, имеет в качестве непосредственных результатов резкое обеднение и закрепощение эмоциональной жизни супругов вообще и деградацию их эфирно-физической половой жизни – практически до уровня низших животных, так как высшие животные имеют развитое астральное тело.

Ментальные влияния. Однако культура астрального тела резко ограничивается постоянным несвоевременным вмешательством в его дела ментального тела. Современный человек считает прямым долгом постоянно контролировать умом свое поведение, и особенное подозрение вызывают у него собственные эмоции – куда они меня приведут, если отдаться им полностью? Скорее всего, страшно захочется изнасиловать матушку и прикончить батюшку или, в крайнем случае, дядю. Подобный вульгарно-фрейдистский взгляд на собственное подсознание необычайно распространен, и причина его отнюдь не преступная порочность среднестатистического индивида (который довольно скромен во всем, в том числе и в недостатках, а до серьезных пороков явно не дотягивает), а навязанное жестким воспитанием искусственное глубинное подозрение к самому себе. Однако каковы бы ни были причины постоянного умственного самоконтроля, он резко обрывает эмоциональные медитации человека, от чего страдают как астральное, так и все остальные его тела, особенно эфирное и ментальное. Фактически вместо симбиоза возникает война между астральным и ментальным телами: ментальное ставит жесткие границы и неуместно контролирует эмоциональную жизнь, а астральное в ответ обесценивает умственную деятельность и поставляет ему ядовитый материал для ментального конструирования: на что способен ущербно-озлобленный или отчаявшийся ум?

Противопоставление ментального тела астральному проявляется еще и в твердом подсознательном убеждении почти всех людей, что ментальные медитации безопасны для человека, а в эмоциональных он, наоборот, весьма уязвим. Говоря на обычном языке, общепринятое мнение заключается в том, что "язык без костей" и думать можно о чем угодно – это человека никак лично не затрагивает и потому не представляет для него непосредственной опасности – зато свои чувства нужно тщательно беречь и охранять, поскольку они свои, то есть личные. Это воззрение, однако, ошибочно вдвойне: в плане оценки как ментальных процессов, так и астральных.

Любой предмет, о котором человек думает, в той или иной степени (в зависимости от интенсивности размышления) становится фактом его ментального тела, то есть запечатлевается в нем и обретает над хозяином власть, незаметно просачиваясь как в астральное, так и в каузальное тела, а затем и в остальные. Это относится даже к заведомо случайным и не предназначенным для дальнейшего пребывания в ментальном теле и тем более в остальных телах предметам рассмотрения: пусть в виде мусора, они все равно остаются в ментальном теле и оттуда разносятся по остальным, их загрязняя или нарушая баланс – таковы, в частности, результаты пустой болтовни и праздного любопытства – как внешних, так и внутренних.

Астральное тело как инструмент. С другой стороны, мнение, что эмоциональная реакция означает личное включение, совершенно ошибочно. Конечно, астральное тело плотнее ментального – эта "рубашка" ближе к физическому телу, чем ментальная, но было бы крайне наивно считать, что человек, даже самый лютый эгоист, лично включается тем сильнее, чем более плотные вибрации своего организма он ощущает. Тогда основными объектами его внимания были бы температурные условия, физиологические процессы (например, потение) и т. д., что, конечно же, не исчерпывает ничьих ценностей. Иной раз можно пропустить обед и чрезвычайно проголодаться к ужину – но начисто забыть об этом происшествии на следующий день: существенным событием оно не стало, то есть на каузальном теле оказалось почти не отраженным, не говоря уж о буддхиальном. Наши эмоции, то есть реакции астрального тела, больше похожи на ответы физического, чем буддхиального: если нас огорчают – мы огорчаемся, если радуют – радуемся, что вовсе не означает, будто при этом хоть как-то меняется наша система ценностей. Конечно, регулярный обидчик постепенно становится отрицательной ценностью, так же как и муж-алкоголик, в запое истязающий свою семью, но сейчас обсуждается совсем другой вопрос: является ли эмоциональная реакция признаком личного включения или настоящей заинтересованности? Ответ таков: вообще говоря, нет.

Более того, культурный человек с развитым астральным телом обязательно реагирует эмоционально на любую ситуацию, в которой он оказывается, но если она проходная, то и эмоция быстро уходит, не оставляя следов, хотя может оказаться довольно сильной. Так устроен хороший диван: на нем мягко сидеть и ребенку, и стокилограммовому толстяку, а как только посетители уходят, он моментально и без малейших травм восстанавливает исходное равновесие.

Здесь читатель может возмутиться: "Это же безнравственно: рассматривать душевную жизнь как послушный инструмент!" Однако не нужно смешивать буддхиальное и астральные тела, хотя, говоря о "душевной жизни", часто имеют в виду второе. Безнравственно было бы халтурить при исполнении своей миссии, в частности, формировать систему ценностей не по указаниям атманического тела, а повинуясь минутным капризам эго; безнравственно также вести себя не в соответствии со своими идеалами и ценностями – но все это не имеет прямого отношения к жизни астрального тела: сопровождаясь определенными эмоциями, безнравственность отнюдь не сводится к ним, и говорить об этичности тех или иных эмоций самих по себе не более осмысленно, чем рассуждать о нравственности различных движений физического тела, скажем перистальтике кишок. Впрочем, общественное мнение, кажется, и здесь имеется: можно, но только тихо, чтобы никто не слышал. У благородной дамы не может урчать в животе – иначе ей нужно немедленно переквалифицироваться в морские разбойницы. (А. Линдгрен)

0

3

Болезни астрального тела и их лечение. Следует различать некультурное и больное астральные тела. Примитивность, негибкость, прямолинейность и грубость эмоциональных реакций не означает еще болезни астрального тела, хотя, конечно, такое тело больше страдает от мелких травм – человека легко обидеть, и он будет вынужден потратить много сил для восстановления душевного равновесия, прибегая при этом к очень жестким методам (гневные крики, топание ногами, хлопание дверьми и тем более избиение обидчика суть реакции уже на эфирном плане, показывающие, что пережить и отреагировать обиду на астральном человеку не удалось).

Болезнь астрального тела может иметь самые различные причины, но чаще всего они связаны с нарушением правил его взаимодействия с ментальным – выходом за его пределы и плохим реагированием на его трансляции.

В том месте, где астральное тело выходит за пределы защиты ментального, оно делается чрезвычайно уязвимым, легко ранится и привлекает астральных паразитов, питающихся чужой эмоциональной энергией и норовящих внедриться прямо в него. Правда, эти паразиты отчасти управляемы человеком и могут быть направлены им на окружающих, но ему самому подобные манипуляции приносят гораздо меньше радости, чем может показаться со стороны.

Постоянная дыра в астральном теле сопровождается истечением через нее энергии и чувством острой нехватки, например: "Мне катастрофически не хватает любви (женской, мужской, детской, народной, государственной)". Однако в тех редких случаях, когда означенная любовь появляется, человека она обычно по той или иной причине не устраивает, хотя бы он получал ее галлонами. Иногда весь вид человека красноречивее любых слов говорит: "Я так несчастлив! Утешьте меня!" – но любым попыткам выяснить, в чем же дело и как ему помочь, он оказывает ожесточенное сопротивление. Ни в чем дело! Он просто расстроен – и все тут. И не нужны ему ни ментальные расспросы и выяснения, ни каузальная поддержка – от вас требуется эмоциональная энергия внелогичного утешения, психологического обогрева, астральной ласки, подобные тем, которые получает годовалый ребенок.

Обида, депрессия, душевная боль, неутихающее огорчение – этот список астральных травм можно продолжать до бесконечности, и чаще всего они вытеснены в подсознание, так что человек может лишь по косвенным признакам догадываться, почему у него постоянно раздражительное или пониженное настроение и не радуют самые близкие люди и желанные события. Однако чаще всего причиной болезней и хронического нарушения равновесия астрального тела служат непорядки ментального тела или их рассогласование друг с другом, и тогда лечить нужно оба тела вместе, тем более что симптоматика одного помогает искать причины болезни другого.

Большое, развитое, энергичное астральное тело при маленьком и слабом ментальном – то, что называется эмоциональный тип – характерно "женская" особенность организма; этот человек живет преимущественно чувствами, мало беспокоясь о своих и чужих мыслях и соображениях любого рода. Он ощущает себя, когда переживает эмоции, а осмысление и размышление для него скучны и в общем-то эфемерны, как воздух для рыбы. Однако, несмотря на эфемерность, ментальное тело поставляет астральному зародыши будущих чувств и пути развития эмоциональных процессов, о чем наш герой может и не подозревать. Другими словами, он живет своими чувствами, отождествляя себя и свое творчество с астральным телом и не подозревая, сколь оно управляемо втайне им презираемым и фактически игнорируемым ментальным телом, о котором этот человек, скорее всего, не помышляет вовсе: человеку эмоционального типа и в страшном сне не придет в голову начать думать о путях и способах своего мышления.

В результате такого отношения к своему ментальному телу человек перестает ощущать, где оно прикрывает астральное и где можно "переживать" в относительной безопасности, а где нет, и лучше бы сократить свои чувства и попробовать осмыслить изменившуюся ситуацию. Врожденные особенности организма качественно перестроить довольно трудно (обычно это и не требуется, так как не входит в миссию), но и слабым ментальным телом можно защитить энергичное и хорошо развитое астральное, если уделить этой проблеме соответствующее внимание. Никто не ждет от среднего человека умственных способностей Френсиса Бекона или Исаака Ньютона – но теми, что даны, нужно распоряжаться правильно, что в первую очередь означает необходимость для ума следить за событийным и эмоциональным потоками, будучи между ними эффективным рабочим телом. Ниже приведены примеры использования ментального тела для защиты астрального, но автор не претендует на универсальность следующих рекомендаций – это именно примеры.

Если каждый раз перед тем, как встретиться с человеком, вам нужно унимать в себе отрицательные чувства (неважно, к нему или к себе), то вам рекомендуется подумать, чем он (или вы сами) вас не устраивает.

Если каждый раз, увидев человека, вы радуетесь, а он этого чувства почему-то не испытывает, вам нужно понять, что вы ему недодаете, но главное – что эта ситуация неудовлетворительна для вас.

Если встречаясь с человеком, вы чувствуете, что он вас любит, но в вашем отсутствии он говорит о вас плохо, то вам нужно узнать, что он о вас думает.

В областях астрального тела, выходящих за пределы ментального, возникают хаотичные и неуправляемые эмоции, вызывающие у окружающих брезгливые чувства и желание как-то угомонить и причесать человека. Впрочем, самому человеку, вырвавшемуся за все пределы, его аффекты и сопутствующие испуг или эпатаж среды могут поначалу даже нравиться – пока не обнаружится чрезвычайная уязвимость подобных эмоциональных состояний; однако понять, что причиной неприятностей является собственная астральная неаккуратность человека, ему довольно сложно – ведь ментальное тело здесь разорвано, и потому осмыслить причину собственных неприятных чувств очень трудно – мысли путаются, голова отказывается работать или выдает сообщения явно бессмысленные. Говорят, что когда Бог хочет наказать человека, Он лишает его разума, и здесь возникает именно такой случай, ибо с рваным ментальным телом осмыслить события, ведущие к эмоциональной разорванности, человек оказывается также не в силах.

Начинать, как и всегда, приходится с буддхиального тела, корректировки системы ценностей и основных жизненных программ, но, в отличие от борьбы с ментальными паразитами, здесь человеку приходится куда труднее.

Это связано с тем, что насилие над мыслью стало нормой современной цивилизации; человеку говорят: думать надо так и так, употребляя такие и такие понятия, и он беспрекословно подчиняется глобальному несокрушимому менталитету эпохи. Поэтому корректировка мышления в соответствии с новыми буддхиальными взглядами в принципе не вызывает протеста, так как человек все же привык конструктивно работать со своим ментальным телом, его перестраивать и т. п. Что же касается астрального тела, то здесь ситуация гораздо тяжелее: цивилизация учит его подавлять, считая источником зла, но не очищать, изменять и трансформировать в соответствии с лучшими образцами и т. п. Необходимая работа с астральным телом ведется путем навязывания ему жестких ограничений, излагаемых с чисто ментальных позиций, например: ты должен любить свою мать, отца, братьев, сестер и родину, желать жену (мужа) и не сметь желать любых детей и чужих жен (мужей), и дальше живи как хочешь. Однако ментально-астральное подтело – очень слабый суррогат астрального, и к тому же влияет на него лишь косвенно, поскольку прямой запрет ведет не к изживанию эмоции, а к ее вытеснению в подсознание.

Что же касается буддхиально-астрального подтела (отвечающего за ценности, относящиеся к эмоциям), то оно, в отличие от буддхиально-ментального для современного человека – область, практически не исследованная. Общественное подсознание навязывает человеку примерно такой ход мыслей: "Что, мои эмоции и чувства могут представлять собою ценности? И я могу посвятить серьезные и длительные усилия такому ничтожному и неуправляемому предмету? Это просто несерьезно. Чувства – это от Бога: если Он посылает мне радость, я радуюсь, если горе – огорчаюсь, и не от меня сие зависит." С последним утверждением автор готов наполовину согласиться, однако ведь часто получается так, что Бог посылает человеку радость, и он оказывается совершенно не в состоянии ее адекватно воспринять, или наоборот: Бог посылает горе, а человек его игнорирует, делает сам себе вид, что ничего не заметил – или в самом деле не замечает, но все равно как-то нехорошо, а?

Итак, воспринять свои эмоции как нечто неслучайное, а тем более признать существование и ценность своего астрального тела (и как следствие этого – необходимость тратить определенную часть своих душевных сил на его поддержание в порядке и совершенствование) современному человеку интеллектуального типа чрезвычайно сложно (а уж признать, что тонкость и творческие возможности его мышления находятся в прямой зависимости от тонкости эмоциональных переживаний и вовсе затруднительно), но все же в критических ситуациях, скажем, при обострении невроза, он способен рассмотреть свои эмоциональные проблемы и несовершенство астрального тела как отрицательную ценность и включиться в серьезную программу по ее преодолению, скажем, отправиться на курсы трансцендентальной медитации или психотренинга.

Гораздо хуже обстоят дела человека эмоционального типа, ибо его эмоциональная жизнь на самом деле является его большой ценностью и потому существенно представлена в буддхиальном теле – но это обстоятельство вытеснено в подсознание, поскольку, с социальной точки зрения, эмоции (некоторые) могут существовать, но не рассматриваться как особая ценность. Исключение делается для актеров и особенно актрис, но и то лишь в рамках их профессиональной деятельности. Поэтому человек эмоционального типа с серьезной болезнью астрального тела оказывается в трудном положении: ему нужно признать важность патологии в объекте (астральное тело), который для него на самом деле играет большую роль, но он должен от всех, в том числе от себя самого, это тщательно скрывать, делая вид, что совершенно к нему равнодушен. Однако от признания важности болезни до признания ценности органа – один шаг, и тогда дотоле скрываемая истина прорывается наружу, и оказывается, что собственная эмоциональная жизнь для человека очень важна – какое унижение! Но лишь пройдя через него, можно рассчитывать на успех в истреблении астральных паразитов и дальнейшей эволюции тела, и организма в целом.

В качестве примера рассмотрим следующую психологическую ситуацию. Молодая мать, обожающая своего единственного малыша и видящая в нем смысл своего существования, по мере его подрастания постепенно начинает ощущать странное чувство эмоциональной неудовлетворенности от контактов с ним и своей жизни в целом, хотя уровень ее нагрузки падает. Будучи эмоционально не особенно уравновешенной, она иногда срывает на нем свое раздражение, кричит, сама плохо понимая, чего от него хочет, после чего ребенок плачет, а она испытывает горькие муки раскаяния, но раздражение возникает снова и снова, и справиться с ним она не в состоянии.

Было бы совершенно неправильно упрекать маму в излишней эмоциональности и рекомендовать ей относиться к сыну более сдержанно и разумно. Она по природе своей человек эмоциональный, а по эволюционному уровню четко ориентирована на астральное тело, то есть ее чувства представляют для нее основное содержание жизни, как бы последняя ни складывалась. Ее ошибкой было невнимательное отношение к переменам в окружающей реальности, конкретно – роли сына в ее жизни. Пока ребенок был маленьким, он занимал ее внимание целиком, то есть был основной буддхиальной ценностью, санкционированной атманически, и потому являлся неисчерпаемым источником положительных эмоций. Весь внешний мир также был для нее источником положительных эмоций, так как успешно рассматривался ею через призму детских интересов. Иду на улицу – прогуливаю малыша или ищу ему какую-нибудь вещь; пришла подруга – можно обсудить с ней его последние достижения (держит головку, ползает, ходит, заглядывается на девочек...).

Однако, по мере взросления сына, атманическая санкция мамы на него постепенно уменьшалась, и по идее внешний мир должен был занимать все большее место в ее жизни. Она, однако, этого не почувствовала, и не обратила внимания на косвенные указания: ее малыш стал почему-то радовать ее чуть меньше и поверхностнее, но она не придала этому никакого значения, списав на общую усталость. Другими словами, ее основные жизненные позиции не изменились, и она, как и в первые годы жизни ребенка, продолжала внутренне считать, что он – ее единственная ценность и все эмоциональные радости от жизни она продолжает получать от него или в прямой связи с ним. Это постепенно вступало во все большее противоречие как с ценностной акцентуацией, транслируемой атманическим телом, так и с особенностями развивающегося организма ребенка, все более отдаляющегося от материнского, и парные медитации на всех телах (скажем, каузальная: покупка одежды) становились все слабее и поэтому эмоционально переживались уже не так остро и полно. Таким образом, буддхиальная установка на получение эмоциональных радостей только от ребенка вступала в противоречие с другим жизненным убеждением матери: "Моя жизнь приносит мне всю полноту положительных эмоциональных переживаний". И этот конфликт на буддхиальном уровне, опускаясь на нижележащие тела, привел на астральном к описанной в самом начале симптоматике. Лечение непросто, и потребует от женщины принятия хотя бы одной из следующих жизненных позиций:

а) Сын не является единственной ценностью в моей жизни.

б) Я могу жить без ощущения эмоциональной полноты.

в) Никто не обязан приносить мне радость.

И пусть читатель не думает, что это будет для матери легко.

Книга. Астральное тело книги определяется теми ее страницами, где герои переживают: радуются, огорчаются, негодуют или восхищаются друг другом или чем-то еще. Способность некоторых героев бесконечно умиляться, радоваться или гневаться может удивить читателя, склонного к авантюрному или умственному жанру, и даже вызвать у него раздражение или скуку – но в книгах, как и в жизни, бывают любые акцентуации. Способен ли читатель замереть в восторге вместе с героиней любовного романа, увидевшей впервые своего прекрасного принца? Нет? Как же автору этих строк его жалко, ой!

Сильное астральное тело имеют сборники лирических стихов и "чувствительная" литература, частично военная, но в основном любовная и мелодраматическая, эксплуатирующая простые человеческие чувства как основной крючок для читателя.



А. Подводный.

0


Вы здесь » ПОЗНАЙ СЕБЯ » Духовность. Молитва. Медитация. Йога » Всё об астральном теле.