ПОЗНАЙ СЕБЯ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ПОЗНАЙ СЕБЯ » Проза » Факел.


Факел.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://s7.uploads.ru/0CIsW.jpg

                                          Необязательное вступление – можно не читать.

Первая версия рассказа написана в 1976 г. и выдержала 20 прочтений за 2 недели. После этого школьная тетрадка в 48-листов истрепалась и рассказ переписан заново. В первой версии описаны только действия пилота, вторая часть с переговорами базовых служб относится к 1982 г., но и тогда он не заносился в компьютер, здесь он фактически написан заново. Идея рассказа появилась после прочтения романа А. Кларка – Лунная пыль. Главный герой выведен под влиянием Рассказов о пилоте Пирксе С. Лема, рассказ так и назывался – Патруль. Совпадение отдельных элементов с последней частью Лунной радуги С. Павлова удивительно, т.к. совпадает к тому же и по времени написания, но чисто случайно.

В 21-ом веке человечество попыталось открыть тайну гравитации. Ведущие державы: Япония, Россия, США долго экспериментировали, порой казалось успех близок, но ни экспериментального, ни промышленного образца антигравитатора так и не создали.

Тем временем появились новые технологии. Пассивные реакторы, в которых ядерное топливо поджигалось лучом нейтронного лазера. Это позволяло использовать в реакторе любую докритическую массу, причем не только урана, годилось любое радиоактивное вещество, т.е. в нем возможно сжигать уран как уголь – по килограмму. Поскольку в реакторе не набиралось критической массы, отсутствовала избыточная радиация и опасность взрыва.

Следом оказались рассекречены Рейлганы – электромагнитные пушки. На их основе создали стартовые – посадочные катапульты для космических кораблей. Если ранее для вывода корабля на орбиту требовались сотни тонн топлива получаемого из нефти, то для разгона стартовой катапультой горючего не требовалось вовсе.

Наконец, в начале 22 века на мысе Канаверал НАСА построил первую 1000-тонную катапульту. С нее началась новая эра космонавтики – в пространство вышли корабли на которых люди могли жить и работать годами. Количество астронавтов одновременно живущих вне Земли быстро перевалило за сотню. Разумеется возникли и новые проблемы.

Наш герой – Тайке Астерсон относится к младшему поколению, пришедшему в Космофлот позже первых экспедиций, в которых люди соприкоснулись с неведомыми ранее явлениями ближнего космоса.

(* далее в скобках со звездочкой даны подстрочные примечания.)
(* Здесь не будет приводиться описания внешности героев, т.к. все они прошли медицинскую комиссию, стройны как на подбор и одеты в одинаковые синие космофлотские комбинезоны в разной степени изношенные)
При чтении нужно учесть, что переговоры ведутся на английском языке, а в рассказе приведен адаптированный перевод на русский язык, то же касается надписей и сообщений программно-аппаратных комплексов и систем.


http://s6.uploads.ru/ZjgYP.jpg

                                                      Знакомство (вступление).

Если посмотреть на Землю сверху, между ней и Луной вращаются две орбитальные станции – «Земля – Орбитальная» - космические ворота планеты и ее пара «Земля-Транзит-2» (* бывшая ОКС «Мир») – исполняющая часть функций первой, когда та оказывается в противостоянии с Луной. Космопорт второй станции стал базой Патрульного отряда, когда в ближнем космосе стали работать сотни людей и, для их обслуживания, потребовались спасатели, пожарные, курьеры, и другие службы. Но нужда в них возникала эпизодически, поэтому их функции свалились на одну службу названную патрульной. 

Тайке, пилоту второго класса Патрульного отряда не хотелось лететь на Луну, не смотря на то, что диспетчер Огенс пообещал приятную пассажирку.

Айтане Веллини оказалась симпатичной девушкой, она еще не привыкла к необходимости замедлять движения при пониженной гравитации и вела себя словно оставалась на Земле. (* Здесь не будет приводиться описания внешности героев, т.к. они одеты в одинаковые синие космофлотские комбинезоны).

В лунном скафандре, представляющем собой набор толстенных фибровых гофров, даже очень симпатичная фотомодель выглядит так же, как тот же Огенс в том же скафандре или как сардина в консервной банке. А сквозь светофильтры шлема, защищающие глаза от ионизирующих космических лучей, лицо все-равно увидеть невозможно, остается только пафос – в ближайшие три часа в скафандре справа сидит не начальство озабоченное очередными неполадками, а светлоокое диво. Ага, диво тоже начальство, только озабоченное инспекцией отряда лунологов, а не астронавтов.

Вылет не сложился сразу – манометр кислородного баллона пассажирского места показал пустоту. Пустота могла простираться на сколько угодно километров вокруг орбитальной станции, но для дыхания нужен запас кислорода под давлением не менее 50 атмосфер. Огенс принес тестовый манометр – в баллоне оказались таки требуемые атмосферы, тем не менее его следовало заменить, неисправность встроенного манометра не позволяла контролировать остаток кислорода. На замену и последующую проверку стартовой готовности корабля ушло более получаса.

Дама устала ждать их в диспетчерской, пафосно именуемой Центром управления полетами, и прогуливалась в галерее, являющей заодно приемную Центра, комнату отдыха диспетчеров и патрульных, кухню-столовую, а также исполняющую другие хозяйственные функции. На звонок она отозвалась, следующим актом стало переодевание – прежде чем надеть на нее скафандр, пришлось снять свой, объяснить ей как им пользоваться и зачем его надевать перед рейсом.

Затем посадка в корабль напоминающий бронетранспортер. Представьте себе салон обычной маршрутки 22 века, установленный в металлической цистерне диаметром три метра и длиной около шести. От мелких метеоритов и прочего космического мусора ее защищают двойные стенки с внешним слоем из высокотехнологичных ферросплавов, стоящих почти как драгоценные камни взятые по весу. Они же экранируют от магнитных полей при взлете – посадке с электромагнитной катапульты. Поверхность корабля серовато-бордового оттенка от присадки марганца, на солнце она блестит словно облитая вишневым вареньем. На ней нанесены надписи – номер и название судна и фирма изготовитель:

«X503 – Литтл Клауд – OTRAC Inc»

http://s6.uploads.ru/Fd2XK.jpg

Внутри маршрутка, как водится, разделена на двухместный пилотский отсек и шестиместный пассажирский, за ними место под груз, автоматику, двигатели.

К рабочему модулю на магнитных амортизаторах пристыкован технический – с более тонкими стенками, в нем нет мест для экипажа, только горючее, реактор, двигатели. (* Двигатели есть в обоих модулях это не описка).

Общая длина корабля из двух модулей 12 метров. При вылетах в дальние рейсы между ними располагают третий подобный модуль – танк с горючим и грузовой трюм.

В пилотском отсеке теснотища, в полный рост может выпрямиться только дюймовочка или мальчик-с-пальчик. В космосе везде теснотища – каждый метр приходится защищать от вакуума, излучений и метеоритов многослойными и многотонными стенками.

Пилотские кресла рассчитаны под скафандры, без них пилоты утонут, для компенсации размеров скафандра регулирется форма и положение кресел и пультов.

Пульт управления первого пилота похож на планшетный компьютер размерами экрана 90 на 120 сантиметров. Он вогнут «ракушкой», его нижняя часть почти горизонтальна и исполняет функции стола. На ней расположен джойстик и несколько клавиш. Далее поверхность экрана плавно загибается вверх и дальняя сторона почти вертикальна, как экран компьютера или телевизора стоящий на столе. Дополнительно, верхние и нижние углы можно изогнуть в желаемую сторону, как вовнутрь, так и наружу. Пульт второго пилота отличается более простым джойстиком.

Переднюю стенку занимают обзорные экраны, на них по умолчанию выводится изображение с камер наружного наблюдения и схема траектории полета с параметрами текущей орбиты. В боковые поверхности салона встроены системы жизнеобеспечения, связи, энергоснабжения.

Вылет задержался едва ли не на час, пока Тайке вырулил в створ стартовой катапульты. Теперь ему окончательно расхотелось лететь. Если бы предчувствия брались в расчет руководством, его бы оставили на базе, но ощущения возникающие у пилота перед стартовой перегрузкой никем не учитывались.

- Борт X5-03 – Литтл Клауд, пилот – Тайке Астерсон, маршрут – Земля-Транзит-2 – Луна-17. К старту готов! – произнес он установленную фразу.

- Земля-Транзит-2, диспетчер Огенс Свенсон. Старт разрешаю!

- Запуск главного реактора, - а через две минуты, - реактор в штатном режиме.

Корабль втягивается в створ и, набирая скорость, несется по направляющим сквозь плазменные кольца ускорителя. В конце пробежки направляющие расходятся подобно лепесткам астры, провожая корабль в рейс, как маленькую пчелку несущую мёд.

- Спокойной плазмы, Тайке!

                                                                                  * * *

Через минуту он в пространстве, база быстро превращается в кружочек на экране заднего вида и вскоре исчезнет совсем. Сомнения забыты, начинается привычная работа – проверка систем корабля.

Полетный контроль осуществляет Автоматическая навигационная система (* Автонавигатор, автонав – т.с. автопилот). На долю пилота остается смотреть и комментировать ее действия для пассажирки, а в некоторых случаях для диспетчера порта – Огенса, а точнее – для истории, т.к. переговоры, бортовое видео и данные телеметрии не только передаются на базу, но и записываются.

- Синий крестик-визир в центре обзорного экрана – направление полета. Красная точка рядом с ним – положение главной (продольной) оси дюзы маршевого двигателя. Если за десять секунд работы двигателя на минимальной тяге точка отклоняется, значит центр массы корабля не лежит на оси. Тогда автонавигатор юстирует его положение смещением специальных грузов в разные стороны от оси.

А теперь включаются двигатели системы ориентации (* двигатели поворота) и корабль вращается вокруг оси. Если момент инерции не соосен, ось вращения расходится с главной осью и вновь отклоняется красная точка. Расхождение корректируют те же грузики смещением в продольном направлении по диагоналям, до достижения соосности.

Сейчас корабль кувыркается. Если заносит нос или корму, то вся система грузов перемещается в противоположном направлении, компенсируя отклонение. Так достигается балансировка массы, обеспечивающая прямолинейное движение корабля при работе маршевого двигателя.

При расхождении центра массы с осью тяги, корабль при разгоне и торможении отклоняется в сторону смещения центра, а обнаружить отклонение пилоту не просто, т.к. в пустоте нет визуальных ориентиров.

Тайке указывает на правую стенку:

- Здесь усредненные данные радиации, давления и температуры в салоне и множество других, пока они зеленые и не пищат можно снять защитный шлем. Снимаем, если ты не испытываешь дискомфорта без него.

- По-моему, дискомфорт можно испытать в шлеме. А как его снять?

http://s7.uploads.ru/dTLxG.jpg

Тайке показывает как откинуть и захлопнуть шлем, объясняет как открыть блистер (* т.с. стекло только не хрупкое) подшлемника. Глядя на него, Айтане отвоевывает подвижность у скафандра, накрепко примагниченного к креслу второго пилота, осваивается, спрашивает назначение экранов и приборов. Тем временем Автонавигатор вычисляет положение корабля по оптическим ориентирам – Солнцу, Земле и Марсу, демонстрируя их вид в телескоп.

- Отклонение велико для полета по автонавигатору, но в малых кораблях почти всегда летит пилот, - комментирует результат Тайке.

- А другие корабли летают без пилотов?

- Да, большинство – без пилотов: балкеры (* грузовики), зонды, модули будущих орбитальных станций летают на автонаве, пилоты управляют ими дистанционно с орбитальной станции, а иногда и с Земли.

- Сейчас включается маршевый двигатель. Двадцать минут будет неудобно, тяга создает притяжение назад и ощущение полета «лежа на спине», - сообщает Тайке, но ничего не делает, кораблем управляет Автонавигатор. (* при выключенном двигателе в корабле невесомость, а при включении инерция создает притяжение назад, а не вниз.)

- Необычно, а звезды посмотреть можно?

http://s6.uploads.ru/VzXWJ.jpg

Тайке показывает как управлять изображением на обзорном экране. Осмотр звездной панорамы занимает пассажирку на некоторое время.

Орбитальная станция ушла с экранов назад. Кораблик, пойманной сетью рыбкой, повис в прозрачной черноте космоса. Ни на одном экране не наблюдалось ни малейшего движения, несмотря на скорость полета более двух километров в секунду, или в пять раз быстрее пули. Каждые десять секунд по экранам пробегали декоративные молнии, призванные оторвать пилотов от гипнотизирующей взгляд черноты пространства.

- Смотреть часами скринсейвер – твоя работа? Наверное утомительно, постоянно одно и тоже? – насмешливо спрашивает Айтане.

- Не постоянно, через десять минут картинка сменится – змейка поползет или кошечка пробежит.

- А джойстик такой необычный ради имиджа или в нем скрыто нечто особенное?

- Да, в нем механический интерфейс управления.

- Как это?

- Снизу подведен трос к гироскопу и второй к двигателю. Если при аварии отключится электричество, первым можно управлять гироскопом и ориентировать корабль, а вторым – регулировать тягу.

- Тайке, а правда, пассажирский корабль на орбитальной станции разделяется и летит в разные стороны?

- Да, и не только пассажирские корабли. Также и балкеры состоят из пяти мест под стандартные контейнеры, немногим большие чем наш корабль. Первый, ведущий модуль похож на наш кораблик, только в два раза больше. В нем каюты экипажа. Он полностью автономный, может летать отделяясь от остальных. Каждый из четырех модулей в кормовой связке можно сделать автономным, и назначить ему собственный маршрут. На станциях Земле-Орбитальной или Транзитной проводят техническое освидетельствование корабля после перегрузок при старте с Земли, далее автономные модули ускоряются по индивидуальным маршрутам. Тот в котором ты прилетела сюда, идет к Луне на час впереди нас.

- А его можно увидеть?

- Да, войди в сеть и набери свое имя. В панели инструментов выбери Автонав и перейди в Обсервер. Там обычный веб-интерфейс.

- Вау!

Через минуту Айтане рассматривает маленький одинокий кораблик ползущий по экрану куда-то по своим делам в непроглядной темноте. Затем переключается на другие объекты карты.

- Тайке, пока ты не занят, ответь мне на несколько вопросов?

- На Земле их задают постоянно, спрашивай.

Сначала Айтане поинтересовалась его планами и видами на участие в межпланетных экспедициях, а потом перешла к главному:

- На Землю приходят слухи о таинственных Ночном коктейле, Серой гнили, Золотой флеши и других экзотических материях космоса. Официально их считают плодами пилотских суеверий.

- Извини, о них не говорят в полете, их упоминание считается дурным предзнаменованием.

- Да, я так и думала, а на Земле пилоты отвечают, что они ничего подобного отродясь не встречали и впервые слышат эти термины.

- На Земле комиссии космофлота формируют экипажи, поэтому те кто хочет вернуться в космос молчат, т.к. суеверных могут отбраковать первыми. Айтане, может найдутся другие вопросы для обсуждения в полете.

- Один момент! Ты сказал – первыми отбраковывают тех у кого есть опыт контакта с этими явлениями? Я не ослышалась?

- Да, на этом веками стоит цивилизация, но довольно, меняем тему!

- Ты настолько суеверен или у тебя тоже предчувствие?

- Предчувствие?! – они секунду смотрели друг на друга. Суеверия стали быстро обретать плоть, Айтане казалось, что она видит как Серая гниль разливает по стаканчикам Ночной коктейль в стробоскопическом свете Золотой флеши.

+1

2

http://s6.uploads.ru/V8uTS.jpg

За разговорами прошло время полета, до посадки оставалось меньше получаса. Луна постепенно расположилась на нижнем экране и переваливала на другие, когда Тайке попытался связаться с базой лунологов – целью полета. Ему не ответили, и он вызвал диспетчера:

- Луна-Главная, борт X5-03 – Литтл Клауд, Тайке Астерсон. Нет ответа от Луны-17.

- Борт X5-03, диспетчер полетов Ланс Рейбер – Луна-Главная. Вызываю Луну-17, ждите.

- Тайке, у меня в Аське Маша активная, сейчас, - Айтане коснулась пальчиком экрана и почти сразу продолжила – Машуня, приветик! А я лечу к вам на обед.

- Привет, Айка! Жду тебя. Только меня с утра отрядили латать вездеход, прикинь, одной колесо заменить. Оно здесь килограмм десять весит, а на Земле его и вдвоем бы не поднять (* на Луне вес в 6 раз меньше, на Земле колесо бы весило 60 кг).

- Вау! Ты действительно классный технарь, но передай своему, я тебя после обеда забираю в гиды, покажешь мне Луну.

Через пару минут Мария позвала руководителя экспедиции Зденека, и Тайке предупредил его о предстоящей посадке.

- Луна-Главная, борт X5-03 – Тайке Астерсон. Договорился с Луной-17.

- Как, они мне не отвечают?

- По интернету, конечно. Но ты предупреди их официально.

- Луна-Главная, здесь Роберт Кронферт –Луна-Грузовая. Сказали бы сразу. Лунологи у меня на связи постоянно, говорите!

- Луна-17, почему не отвечаете?

- Отвечаю, Зденек Шашевски – Луна-17. Готов к приему борта X5-03.

- X5-03, Ланс – Луна-Главная. Разрешаю посадку в порт Луна-17.

- Принято, Ланс!

- Мягкой посадки!

Тайке потратил несколько минут на пояснение Айтане действий при посадке, показал ей как привести скафандр в готовность к выходу в безвоздушную среду и проверить его герметичность. Объяснил, что комбинезон с подшлемником также сохраняют герметичность и часовой запас кислорода, только они мягкие, не защитят от излучений, могут порваться, а при их повреждении наступает смерть от декомпрессии.

Тем временем корабль снижался, практически падая на Луну со скоростью более 200 метров в секунду. До посадки оставалось менее 15 минут, когда пилот начал предпосадочные тесты Автонавигатора, полюбовался как мигают зелененькие пиктограммки отдельных систем – локаторов, процессоров, таймеров. Вскоре тесты успешно завершились.

Он передал для базы:

- Луна-Главная, борт X5-03 – Тайке Астерсон. Тесты прошли успешно. Начинаю . . . – здесь его прервал Автонав, оповестив хорошо поставленным женским голосом:

- Потеря посадочной поверхности! – некоторые пилоты в подобных случаях отвечали: «Змея!», но у автонава нет слухового анализатора.

Тайке секунду смотрит на соответствующее сообщение на экране и пиктограмму процессорного модуля меняющую цвет на красный.

- Потеря системы ориентации! - заявляет дама из Автонава подтверждая новое сообщение. Затем вдруг заморгали сразу многие пиктограммы и половина технического экрана сменила цвет на красный:

- Неисправность навигационной системы!

- Луна-Главная, X5-03 – Тайке Астерсон. Неисправность навигационной системы борта! – повторил Тайке и поднял взгляд на индикаторы радиостанции – связи не было. Это подтвердили красные индикаторы трансиверов и голос дамы:

- Полная потеря связи! Нет активных сигналов. Десять минут до контакта с поверхностью!

С этого момента начинается неконтролируемое автоматикой падение корабля на Луну с высоты двадцати километров. Тайке приподнялся в кресле и одним заученным на тренировках движением включил бортовые аварийные сигналы и модули оповещения.

Ночью (* –  лунная ночь длится 2 недели) без Автонава на необорудованную площадку Луны-17 садиться нельзя. Оставалось либо взлететь и попытаться выйти на круговую орбиту, либо дотянуть до ближайшей автоматической посадочной платформы порта Луна-Грузовая.

Без автоматики встать на орбиту можно либо с экватора, либо с большим запасом горючего, которого им может не хватить. Тайке решил лететь на Грузовую. На платформу можно сесть без горючего, и корабли и космопорты рассчитаны на полностью инерционную посадку в экстренных случаях. Правда предстояло найти космопорт в хаосе лунных скал без помощи Автонавигатора. Он добавил тягу, замедляя падение и поднимая корабль.

- Айтане, у нас нештатная ситуация – отказ автоматики. Идем до Луны-Грузовой, там можно сесть в ручном режиме. Полет не намного продлится, но скафандры придется загерметизировать сейчас.

- Тайке, мы долетим?

- Конечно долетим, пока не о чем беспокоиться.

- Хорошо.

Она послушно закрыла блистер подшлемника и натянула на голову огромный черный шар антирадиационного шлема. Он вернулся в кресло и установил таймер для контроля времени, когда послышался визг.

- Айтане!

Ему пришлось снова откинуть шлем, освободить фиксаторы собственного скафандра, вылезти из кресла и повернуться к ней, точнее почти лечь на ее скафандр сверху. Разумеется сквозь светофильтры шлема он не видел ее лица, а она его, и продолжала визжать.

http://s6.uploads.ru/C2UAV.jpg

- Рабочее место первого пилота пусто! – заявила дама из Автонавигатора.

- Тайке, зачем ты это сделал, выпусти меня!

- Выгнись назад, не зажимайся! – потребовал он.

- Ладно – ответила Айтане вспомнив, что он может снять с нее шлем, только если она выгнет голову до отказа назад.

Тайке снял ее шлем, она плакала.

- Мне страшно, я не хочу. . . – она не договорила «умирать». Он потянулся за салфеткой – вытереть ей слезы, иначе блистер запотеет изнутри, а протереть его при закрытом шлеме невозможно. И замер, он вспомнил – полтора года назад он уже видел эту сцену на экране и ничего не понял.

Тогда на Луну упал корабль техников осматривавших спутники. Им вообще не следовало снижаться к поверхности – ниже тысячи километров их спутники не летают. На поиск пропавшего корабля подняли патрульных. Тайке, тогда еще стажер, оказался в паре с Лужковым. По пути к Луне им показали последние минуты записи телеметрии и видеозапись из пилотской рубки. Там события происходили так же как и сейчас – камера расположена на задней стенке, вверху за креслами пилотов, поэтому действие происходит на периферии экрана, к тому же объектив камеры покрыт пылью. На видео можно рассмотреть как пилот снимает шлем, освобождается от фиксаторов и переворачивается в сторону женщины-техника. Тут же она просит ее освободить, а он требует не зажиматься, стаскивает с нее шлем, а она плачет и протестует – не хочу. Затем его рука тянется за салфеткой.

Комиссия Европейского управления Космофлота по расследованию причины аварии передала запись юристам, они ответили – нет оснований считать сцену попыткой изнасилования. Тем не менее действия пилота признали неадекватными, а причиной катастрофы – человеческий фактор. В комиссию включили Лужкова, как очевидца ее последствий нашедшего упавший корабль. Он написал в отчете – пилот действовал согласно Устава, а причина аварии – неисправность автоматики и непригодные к эксплуатации скафандры. Ему предложили отозвать заявление, а он отказался. Тогда его не поняли даже в Гильдии пилотов (профсоюзе).

Неожиданно скандал получил огласку в прессе: «Влад Лужков – Аварии должны расследовать люди летающие в космос». И в интернете – скафандры делались по проекту полицейских бронекостюмов и оказались известны не только пилотам.

Управление Космофлота вторично обратилось к Коллегии юристов, но те отклонили запрос. Затем в интернете появилась шуточная Камасутра – 10 способов изнасиловать женщину не снимая скафандра, где предлагалось оснастить скафандры гульфиками. Комиссию распустили, по слухам – под давлением из-за океана, но к Владу наведались представители Гильдии пилотов. Тайке вместе с ним проходил предполетную подготовку в Центре перед очередной вахтой и при встрече присутствовал.

После обеда в холле столовой их ждали сразу пятеро представителей Гильдии – вероятно ревизионная комиссия в полном составе. Влада пригласили за столик, где сидели трое старейшин (* – должность в Гильдии), а еще двое сели рядом. Тайке встал позади Лужкова, за ним – Бекки, их второй пилот.

Владу еще раз предложили отказаться от заявления, как порочащего Гильдию, не поддерживающую среди пилотов непроизводственных связей. Он отказался. Ему стали угрожать исключением из Гильдии, Тайке это не понравилось. Тут он впервые увидел Иляну.

К ним подошла высокая тощенькая женщина в темно-синем космофлотском трико с виду форменном, только облегающим тело до неприличия, так что через него можно изучать анатомию. Ее комбинезон – рекламный продукт американских концернов, всей поверхностью прилегал к телу, даже там где отстает любая эластичная одежда – под мышками, в локтях, на груди, на поясе и т.п. Этим достигалась адгезия – отсутствие воздуха под ним. В вакууме обычный комбинезон превратился бы в воздушный шар, если бы его не стягивали через каждые десять сантиметров перетяжками, а американский так же гладко покрывал тело. В результате она выглядела в нем неестественно, угловато и даже отталкивающе. На ее лице выделялись резко очерченные скулы, прическа - русые волосы связанные на темени в пышный хвост.

Она подошла вплотную к столу коснувшись его ногами, протянула Лужкову руку с маленьким огурчиком и персиком и нараспев произнесла:

- Вла-ад, как тебе местные о-овощи? – затем оглядела окружающих. Тайке тоже достался взгляд ее широко раскрытых темных глаз, как у младенца не отражающих никакого движения разума. Женщины наверное специально учатся такому приему воздействия на мужчин – бездонному взгляду.

Влад взял огурчик и ответил:

- Они немного пресные.

Надкусывая персик она присела на стол спиной к присутствующим, демонстрируя им анатомию позвоночника. Овощи не нашлись, что ответить ей сразу, а она увела от них Лужкова. Разумеется, Тайке возмутила ее оскорбительная бестактность.

Ни Влада, ни ее из Гильдии не исключили, в Америке другое отделение Гильдии, которое постоянно поддерживало выходки Иляны.

Теперь Тайке на собственном опыте узнал правду. Влад оказался прав, не было никакого изнасилования или других отношений, причиной трагедии стали скафандры изолирующие людей друг от друга в чрезвычайной ситуации, как настоящие саркофаги.

http://s7.uploads.ru/BKaPw.jpg

- Эй, ты в норме? – первой пришла в себя Айтане, - тебе же вести ракету.

- Нет, по Уставу сначала я должен обеспечить твою безопасность.

Так поступил и тот неизвестный пилот, но ему не хватило времени. Когда он взял салфетку, корабль ударился о поверхность и разгерметизировался. Без шлемов экипаж погиб сразу.

Тайке удалось успокоить Айтане и надеть ей шлем. Тогда она сняла защитную перчатку, больше похожую на клешню огромного краба и обхватила его руку. Он тоже снял перчатку скафандра – на руке оставалась перчатка комбинезона, герметичная, но невесомо мягкая, благодаря тем же американским концернам. Они взялись за руки. Таймер показывал пять минут с начала аварийной ситуации, еще столько же времени лететь до базы лунологов.

Корабль заходил на посадку «стоя» почти вертикально, носом вверх. Тайке еще раньше включил экономичную тягу, замедляя падение и поднимая его над Луной-17. Из дюз вниз вылетала струя зеленоватого пламени – маршевый факел корабля длиною до двух километров, иногда он почти доставал до поверхности. Теперь Тайке рискнул повернуть корабль на несколько градусов – следовало пройти от лунологов подальше, не задевая базу и людей, но при этом нужно не потерять направление полета.

Через пять минут среди каменных завалов рассыпающихся на много километров вокруг, слева показалась обжитая территория освещенная гирляндой огней – возможно лунологов успели предупредить об аварии и потребовали включить всю иллюминацию для ориентации корабля и обеспечения собственной безопасности.

http://s6.uploads.ru/0Gnoc.jpg

- Айтане, смотри, похоже на базу лунологов?

- Да, похоже. Вон вездеход, который ремонтировала Мария, и колесо рядом. Мы не будем тут садиться?

- Без Автонава на неподготовленную площадку нам не прилуниться, тут же не бетонное основание, а скалы и овраги. Идем на грузовой космодром.

Он еще раз сориентировался по огням лунологов и повернул корабль в сторону Луны-Грузовой.

                                                                              * * *

Потеряв связь с кораблем, Огенс оповестил диспетчера Луны-Главной. Через минуту Ланс передал последние данные полета на Обсервер – автоматическую межпланетную обсерваторию. Тот навел в указанный район Луны инфракрасный телескоп и засек факел корабля – других раскаленных объектов рядом не оказалось. По данным инфракрасного включился обычный телескоп и передал видеоданные диспетчерам и в аналитический центр Луны-Главной. К тому времени Автонавигатор корабля включил аварийный лазер для визуальной сигнализации и передавал СОС с координатами и другой информацией.

- Меона Райне – Луна-аналитик. Расшифровка данных лазирования (* - передача данных импульсами включения-выключения лазера): СОС, борт X5-03 – Литтл Клауд, пилот Тайке Астерсон, описание аварии – выход из строя внешней автоматики борта. Состояние членов экипажа нормальное, герметизация не нарушена, двигательный отсек в норме, горючее – 11 %. Параметры телеметрии расшифровываем. Обсервер через минуту уходит за горизонт.

- Внимание, всем службам! Диспетчер Ланс Рейбер – Луна-Главная! В районе станции Луна-17 аварийная ситуация. Приоритет критический! Лунный и Космический патруль – начинаем спасательные работы!

Одновременно Ланс выбрал для поступившего сигнала критический приоритет на дисплее. В ту же секунду сервер отправил сообщения всем службам, диспетчерам, каждому члену патрульного отряда Луны-Главной, их техникам, спасательным кораблям и стартовым комплексам.

Дежурный техник еще бежал к кораблям проверять их готовность к старту, пилоты переодевались в скафандры или допивали кофе в столовой, а в кораблях проснулись системы управления и начали стартовые тесты. Включились таймеры и запустили предстартовый отсчет. Если за три минуты пилоты не займут свои места, автоматика самостоятельно выведет корабли к створам стартовых катапульт и запустит реакторы.

Огенс объявил сбор патрульному отряду, и в диспетчерскую входили Влад, Бекки и другие. Лужков отправил их на дежурном корабле на Луну. А сам остался в диспетчерской для координации спасательных работ и принялся не спеша вычерчивать на резервном экране траекторию аварийного корабля на карте Луны. Услышав расшифровку позвал:

- Луна-Грузовая, Влад – патрульный Земля-Транзит-2, ответьте.

- Влад, здесь Кронферт – Грузовая.

- Готовьте космодром к приему аварийного борта. У вас есть дежурное судно? Ставьте на камеры поисковые объективы и готовьте к старту через три минуты.

- Платформу и корабль подготовим. Техник объективы сменит и реактор запустит, но у нас нет ни одного пилота. Вести его некому!

- Пилот есть, дадите сюда телеуправление, - отрезал Влад.

- Ты не сможешь вести, задержка петли сигнала управления не должна превышать 320 миллисекунд, а до твоей станции секунды три будет.

- Роберт, сейчас аварийная ситуация, мы должны использовать любые возможности для оказания помощи.

- Влад, таймер канала не примет твоих команд если они задержатся на треть секунды, а до тебя сто тысяч километров.

- С таймером я договорюсь, - пообещал Лужков.

- Меона Райне – Луна-аналитик. Потерян визуальный контакт с аварийным бортом, Обсервер ушел за горизонт.

- Меона, здесь Влад – он идет по собственной траектории?

- Да, придерживается, до контакта глиссады (* – скольжение, посадочная траектория заканчивающаяся на поверхности планеты) с поверхностью шесть минут.

- Спасибо. Лунологи есть на связи?

- Есть! Зденек – Луна-17.

- Привет, Зденек, Влад – патрульный. Вас предупредили об аварийном борте? В течение пяти минут людям следует укрыться в помещении. Сообщи пожалуйста класс защиты базы?

- Да, диспетчер Луны-Главной меня предупредил и подробно выспросил. Персонал в полном составе на базе, класс помещения 3++.

- Хорошо, Зденек, у тебя сейчас есть связь с Луной-Главной?

- У меня есть связь с Грузовой. Если нужно, техник объяснит подробнее.

- Нужно, Зденек!

- Луна-17, Мария – техник, привет.

- Влад – патрульный, привет Мария. Как у вас связь с Луной-Главной?

- Никак Влад, каналы не работают еще с ночи, связь пропала восемь часов назад. До Грузовой у меня кабельный канал, он не зависит от местных условий и радиации.

- Луна-аналитик – нам известно о потере связи с Луной-17?

- Влад, я впервые слышу. Тайке говорил со Зденеком перед посадкой.

- По Интернету? – предположил Лужков и угадал.

- Мария, а как вы разжились кабельной связью, в ней есть необходимость? – продолжил он.

- Да, у нас здесь сейсмостанция, при сотрясении грунта антенны смещаются и может пропадать связь, кабель надежнее.

- А почему грунт смещается, там действующий вулкан?

- Не вулкан, сейсмостанция. Мы зондируем ядро Луны, взрываем шашки под землей и смотрим сейсмограммы, - Мария старается рассказать понятно.

- И когда вы последний раз взрывали?

- Вчера утром, я ездила на «каракатице» – бронированном вездеходе, на нем шашки возят. В обычном транспорте их перевозить запрещено.

http://s7.uploads.ru/TWdB7.jpg

- И что за шашки, мне очень любопытно?

- Влад, я не знаю в чем связь между ними и вашей аварией, но каждая шашка 105 кг в тротиловом эквиваленте, вчера взорвали шесть.

- Вчера ты взорвала больше полтонны тротила? – удивляется Влад.

- Да.

- Меона, нам о взрывах известно? – несколько раздраженно спрашивает он, хотя Меона не обязана вникать в его переговоры.

- Луна-аналитик – нет Влад, нет данных! – отвечает она растерянно.

- Мария, а за взрывами наверное кто-нибудь наблюдал? – Влад показывает заинтересованность.

- Я и смотрела. Место работ хорошо освещается. Для надежности, нужно убедиться все ли вышли из зоны взрыва. Догадываюсь, тебе интересно – на двух взрывах были беленькие шапки. Они не мой глюк, они есть на записи. А запись я отправила в институт.

- Так, интересно, какие шапки?

- Возможно выбросы газа или снега, тебя ведь они интересуют?

- Да, очень.

- Куда запись выслать?

- На Луну-Главную, Меона поймает. Спасибо!

- Постой, Влад! Ты думаешь, из-за выбросов связь пропадает, а не от смещения? И у вашего корабля связь пропала?

- Не только связь, локаторы тоже, сейчас он вслепую летит над вами со скоростью километр в секунду.

- Ой!

- Ой, а нам бы увидеть как он пролетает, ты можешь дать видео с внешних камер? Поставь на них дневные фильтры 15.

- Сейчас сделаю. Только с фильтрами 15 мы ничего не увидим – они слишком темные.

+1

3

http://s7.uploads.ru/QODs3.jpg

- Луна-Главная, здесь Кронферт – Грузовая. Запрашиваю взлет борта D2-07 на автомате. Пилотирует Влад Лужков.

- Ланс Рейбер – диспетчер Луны-Главной. Да, Роберт, старт разрешаю! У меня нет свободных пилотов.

Слышно, как кто-то командует: «Ключ на старт!». Эта устаревшая идиома прижилась в Восточной Европе, хотя стартовые ключи лет шестьдесят назад повсеместно заменили полетными картами.

Лужков садится в кресло договариваться с таймером Автонавигатора предоставленного ему грузовика, который требует от него несколько подтверждений прав и полномочий, но уступает. Далеко на Луне, за много тысяч километров от орбитальной станции, Влад поднимает корабль для наблюдения.

На видео с внешних камер лунологов появляется беленькая точечка факела, она пару минут зеленеет, вытягивается и растет, затем картинки с камер зеленеют полностью и тут же чернеют – установленные на них дневные фильтры ничего не показывают.

- И что? – спрашивает Мария.

- Меона – Луна-аналитик. X5-03 миновал Луну-17 на 2-5 километра левее. Если он шел экономичным ходом, высота борта не менее 3 километров, орбитальная скорость не менее 850 метров в секунду. Ланс, Влад, в спектрограммах Обсервера есть линии метана.

- Земля-Транзит-2 – Влад. Подлетное время для D2-07 не более двух минут.

- Денис – патрульный Луны-Главной, борт S2-38. Подлетное время четыре минуты!

- Луна-Аналитик. Парни, на глиссаде он четыре минуты не продержится.

- Принято! Меона, полностью какие линии видны на спектре?

- Влад, Ланс! Метан, вода и бор, понимаешь что это? – встревоженно спрашивает Меона.

- Ночной коктейль. . . Луна, Ланс, дай оповещение!

- Внимание всем бортам! Диспетчер Ланс Рейбер – Луна-Главная! В районе базы Луна-17 обнаружена субстанция именуемая ночной коктейль! Район радиусом 400 километров от станции Луна-17 закрыт для полетов до особого распоряжения. Запрещаю взлеты и посадки в космопорты: Луна-14, 15, 17, 19 и Луна-Грузовая. Всем спасательным службам объявляю полную готовность. Внимание! Район распространения субстанции может возрасти более указанного, соблюдайте осторожность.

- Влад, ты его видишь?

- Нет, Меона, мне еще почти минуту лететь.

- Майнсон – Земля-Орбитальная, Луна-Главная – Лансу. Ланс, ты понимаешь, что я должен передать данные на Землю? Им не понравится, как ты снова покрываешь пилотов таинственным ночным коктейлем.

- Передавай, Майнсон. Пилоту также не поможет земное негодование.

- Влад – патрульный, D2-07. Наблюдаю аварийный борт, передаю данные.

Несколько минут суматохи и на экранах вновь появляется изображение летящего X503. У него вдруг отрастает хвост и корабль подскакивает вверх, подальше от пиков лунных гор. Через полминуты хвост однако угасает, корабль сливается с серым фоном поверхности, и Влад с трудом удерживает в фокусе камер изображение.

- Меона, покажи куда направлять объектив камеры?! – требует он.

В ответ на его экране появляется мерцающий красный круг.

- В центр.

- Меона, проверь крен и дифферент корабля. Не ясно почему он выключил форсаж, горючее не должно закончиться так быстро.

- Жди, - и спустя минуту – Меона – Луна-аналитик. Борт X5-03 за 22 секунды полета на форсаже получил крен до 2,5 градуса на левый борт. Влад, это плохо?

- Не айс, но легко поправимо. Правда не в текущих условиях.

- Денис – патрульный, борт S2-38. Луна-Главная, Влад – я над Луной-17, на высоте сто километров. С чего начинаем операцию? Какие светофильтры ставить на камеры?

- Фильтры 9, ночные. Установи связь с бортом, - подсказывает кто-то не называясь и не показываясь на видео.

Прибывший корабль раскрывает антенны такие же как на спутнике связи. Только расстояние до спутника более 5 000 километров и он не может наводить их на каждый борт, а спасатель со ста километров наводит их прямо на аварийный корабль.

- X5-03 – Литтл Клауд, Тайке, отвечай! X5-03 – Литтл Клауд, Тайке, отвечай!

Пройдя базу лунологов Тайке выждал пол-минуты по таймеру. По расчетам, при его скорости за это время он ушел от нее не менее чем на двадцать километров. На такое расстояние люди в скафандрах отойти от базы не могли. В заведомо безлюдном районе он включил форсаж. Факел корабля вырос и уперся в поверхность Луны. Под ним задрожала почва, полетели в разные стороны камни, ломались скалы – каждую секунду дюзы выбрасывали до 400 килограммов топлива значительно более эффективного чем тротил и напалм вместе взятые. С поверхности сдуло пыль и каменную крошку лежавшие там сотни тысячелетий, сухим бездымным пламенем загорелись скалы и камни, зеленый огонь расползался ручейками скапливаясь в лощинах. Маленький земной кораблик отомстил неверной спутнице за пережитое унижение и взвился вверх. За десяток секунд он вырвался из объятий Луны и продолжал подниматься. Пилот каким-то своим чутьем определил, что его заносит влево и выключил форсаж. По данным вычислений, он поднялся до двадцати километров над поверхностью, но визуально на экранах ничего не изменилось – те же скалы, глыбы, расселины и так же далеко – звезды. И он вновь медленно падал на Луну.

Вдруг послышался треск, одна из пиктограмм замигала оранжевым и откуда-то донесся голос: «X5-03 – Литтл Клауд, Тайке, отвечай. . .»

- Айтане, ты слышала? – спросил он, желая убедиться в том, что это не галлюцинация.

- Да, нас кто-то зовет. Давай ответим – X5-03 – Литтл Клауд, Айтане Веллини, а кто ты?

- Денис – патрульный, S2-38. Где Тайке, что у вас происходит?

- Борт X5-03 – Литтл Клауд, Тайке. Денис, я здесь. У меня потеря связи и системы ориентации. Посадка на семнадцатой в ручном режиме невозможна, следую на Луну-Грузовую. Экипаж цел, герметизация салона в норме. Реактор и двигатель исправны.

- Луна-Грузовая готова к приему корабля на платформу номер два. Вертикаль мы покажем, пока нужно попытаться выровняться и подняться на посадочную высоту.

Тут помехи связи исчезли, пиктограммы трансиверов мигнули и засветились зеленым. На экране появились изображения участников видеоконференции и дополнительно Иляны.

- Эллена, борт S2-49 – Растр. Привет Тайке!

У Тайке на секунду замерло сердце. Похоже судьба наконец улыбнулась. Лучшего ангела-хранителя чем Иляна на Луне не найти.

- Привет, Иляна. Я хочу попросить у тебя прощения. Помнишь, полтора года назад в Центре, при расследовании аварии. Мы были не правы, прости.

- Принимаю, Тайке. Сейчас ты идешь на Грузовую?

- Да. И полагаю, у меня крен на левый борт.

- Минуту, делаю топосъемку. . . Эллена – 2-49. Высота 80, для топосъемки иду на 60. Связь пропадет на восемь секунд, - только она закончила, как связь с ней оборвалась и вновь появилась.

- Эллена – 2-49. Аппаратура не дает топосъемку. Пробую снизиться, – и спустя минуту – Не получается. Меона, Луна – граница этого в двух километрах подо мной. Локаторы его не берут, снимаю топ инфракрасным лазером, ловите данные. Меона, ты видишь крен X5-03?

- Иляна, здесь Влад. У тебя система выключилась?

- Да.

- Какая система? Эллена, у тебя выключился Автонавигатор? Немедленно поднимись на сто километров, - встревоженно командует Ланс.

- Бесполезно, Ланс, не включится, он потерял поверхность.

- Меона – Луна-аналитик. Топограмма готова, сверяю с данными лунологов из архива. Эллена, как ты определяешь высоту, если у тебя весь пульт красный как и у Тайке? – Меона в Аналитическом центре Луны-Главной видит данные телеконтроля с кораблей, в т.ч. и данные с их пультов в реальном времени, теперь и с Литтл Клауда с помощью Растра.

- У меня есть Денис, он держит сто.

- Ясно, даю топ. Тайке, лови картинку.

Боковой экран раскрасился в трехмерную проекцию окружающей лунной поверхности состоящую из горизонталей вертикалей, а над ним точками двигались три корабля. Все ориентиры подписаны, возле кораблей надписаны их номера. Экран с подсказками конечно не автонав, но так вести корабль вполне можно.

http://s6.uploads.ru/9JfDo.jpg

Вместо локатора Иляна светила вперед инфракрасным лазером, а ее программно-аппаратный комплекс Растр совместно с Аналитическим центром Луны-Главной строили ему трехмерную панораму полета с ориентирами и расстояниями. Ее Тайке получал в дополнение к видео с внешних камер. Только теперь он заметил, что Иляна без скафандра – в нем невозможно работать за комплексом, а ее Растр, так же как и Литтл Клауд, идет без автонава вплотную над поверхностью Ночного коктейля.

- Меона, здесь Тайке. Получаю проекцию и панораму полета! Иляна, жду указаний.

- Тайке, если ты устал, я могу перехватить управление кораблем.

Не удивительно, ангелы-хранители многое умеют.

- Нет, я поведу сам.

- Хорошо. До приметной скалы впереди почти две минуты. Ты проходишь над ней на высоте пятьсот метров, но лучше подняться, для этого корректируем крен. Сейчас сосчитаю, - она немного помолчала:

- Запомни магическое число 10-89. Сейчас отклонишь джойстик до упора в право и произнесешь его, затем вернешь в исходное, снова произнесешь число и сразу выключишь коррекцию. Ясно?

- Да.

Он так и сделал. На экране по видимости ничего не изменилось, но положим, корабль встал ровно. Дальше они также установили дифферент.

- Включи тягу 0,35G и поднимись на пять километров по нашей проекции. Осторожно, впереди скала во весь экран.

Тайке включил маршевый двигатель. На экранах обзора у диспетчеров факел осветил  огромную скалу, гребнем возвышающуюся на пути корабля. А поскольку видео передавал Растр, который шел тем же курсом и с тем же склонением, его камера наклонена вперед. А на экранах наоборот картинка заваливается назад, из-за того, что они расположены ровно, это создает визуальный эффект подъема корабля над скалой – словно зеленохвостый павлин, Литтл Клауд вспорхнул над надвигающейся на него огромной горой, набрал высоту в пять километров и продолжал по инерции подниматься.

- Внимание, здесь Эллена! Сейчас попробую подсветить коктейль лазером. Тайке, Денис, Влад, поменяйте фильтры на 7, ночные.

- Готово!

Луч скользнул в субстанцию и ничего не изменилось – он не проявил ни какой ее формы. Затем Иляна осветила коктейль позади X503. И тут Тайке увидел на экране белесые нити тянущиеся к кораблю и клубящиеся за ним. Видение продолжалось меньше минуты.

- Этого следовало ждать, – прокомментировала Иляна – коктейль мог видеть только Тайке и то при освещении за его кораблем. Т.е. он виден только изнутри, тем, кто уже в нем купается.

http://s6.uploads.ru/EplWb.jpg

- Луна-Главная – Ланс. Эллена, довольно экспериментов, подходим к абрису коктейля.

- Влад, Денис, разбегайтесь на вертикали.

- Иляна, выполняю!

Литтл Клауд снова падает на Луну, но теперь быстро приближается видимая только на проекции условная граница Ночного коктейля. Корабль проходит ее, и Иляна просит перезапустить Автонавигатор. Мелькают сообщения загрузчика, пиктограммы технического экрана мигают желтыми огоньками, пока не появляется запись:

«Автоматическая навигационная система исправна!» – и весь экран дружно зеленеет.

- Иляна, система готова! – отвечает Тайке.

- Пусть ищет поверхность.

- Не видит.

- У меня тоже.

- Иляна, это Влад. D2-07 над посадочной платформой, готов!

- Тайке, корректируем главную вертикаль. Влад, покажи хвост!

Над космодромом Влад включает двигатель на идущем вертикально корабле. По факелу его двигателя оба корабля потерявшие ориентацию устанавливают вертикальное положение. Затем, сбоку, так же показывает вертикальный факел Денис, по нему устанавливают вторую вертикаль.

И сразу отзывается автонав:

«Посадочная поверхность обнаружена!»
«Внимание! Подними корабль выше!»
«Ориентация корабля выполнена»
«Внимание! Недостаток ресурса горючего!»
«Рекомендую посадку на космодром Луна-Грузовая»


- Тайке, зарезервируй себе горючее для финиша и попробуй передать управление автонаву.

- Зарезервировал, передаю.

Корабль тут же пошел вверх по баллистической траектории.

- Кронферт – Грузовая. Вижу Литтл Клауд. Иляна, поднимись выше, ты мешаешь платформе!

- Роберт, я почти на 60, она не должна меня захватывать на посадку.

- У платформы другое мнение, она тебя видит.

- А ну ее, – Иляна выписывает пару аккордов на клавиатуре комплекса.

- ОК! Сейчас не видит, чудесно.

- X5-03 – Литтл Клауд, Тайке. Автонав увидел платформу, начинаю посадочную процедуру.

Литтл Клауд не дотягивает до требуемых восьми километров высоты и разворачивается маршевым двигателем вперед, для посадочного торможения. Теперь факел бьет вперед, гася орбитальную скорость. Тайке расходует последний процент горючего. Над космодромом висит километровое электромагнитное поле, затягивающее быстро летящие объекты в центр к платформе. По поверхности космодрома весело движутся концентрические световые колечки сходящиеся туда же. Над платформой поднимаются стометровые фермы электромагнитного ускорителя, ловя корабль. Плазменные кольца начинают разбег ему навстречу.

Корабль входит в ускоритель на большой скорости и начинаются колебания – его бросает в стороны, словно он пытается вырваться, как пойманная рыбка из сачка. Затем он задевает ферму, и она подламывается внутрь. Но следующее кольцо разгибает ее наружу, а третье разрывает, отбрасывая половину конструкции метров на двести от платформы. На место поврежденной тут же поднимается резервная ферма. Корабль ударяется о подпятник платформы и подпрыгивает на амортизаторах. Затем заваливается на другую ферму, но она выпрямляется и он сползает на платформу.

- Мягкий контакт с платформой, финиш! – рапортует Тайке, он не видит оставленных кораблем вмятин, покореженные фермы.

                                                       Необязательное окончание.

Через час Айтане и Тайке ждут вездеход лунологов на Луне-Грузовой в зале отдыха.

- Это и есть Ночной коктейль?

- Да, наверное, Меона завтра завершит анализ.

- Все-таки самым страшным остается ваш космофлотский скафандр, а коктейля я просто не успела испугаться.

- В космосе многие аварии таковы, что за секунду до них ситуация выглядит вполне обыденно, а через секунду после все мертвы, не успев понять происшедшего.

- Почему пилоты скрывают неизвестные субстанции космоса?

- Я же сказал – комиссия отсеивает их на следующий рейс.

- Но это неправильно! Нужно действовать совместно с Европейским институтом, или Американским НАСА если он вам больше по душе. Не верю, чтобы ученые не нашли эту напасть.

- Не нашли! Они сюда приезжали и не раз и установили, что метан не поглощает излучение локаторов. А НАСА молчит, но, подозреваю, слушает не наших умников, а свою Иляну.

- А он поглощает?

- Нет!

- Значит ученые правы?

- А корабли-то падают. Ты видела.

- И ты знаешь причину?

- Влад говорит – изморозь. При выбросе влажного метана образуется изморозь, когда в нее попадают металлы из факела двигателя, она становится непрозрачной для радиоволн.

- Изморозь, как у них в России? Но ее же видно!

- Айтане, а кто обьявил ночной коктейль невидимым?

- Не знаю, а кто?

- Твои ученые и сказали, – ее нет. А что космофлоту остается делать? Как теперь доказать обратное? Ты видела – нет ее на видео! Камеры воспринимают ее как муар или засветку и отфильтровывают прямо в чипе. Люди через те же светофильтры, которые установлены в камерах – тоже не видят. А без них на Луну или Марс не посмотреть – космические излучения глазки сразу съедят, а камерам – ПЗС-ки.

- Тайке, получается ночной коктейль невидим, потому что на него не смотрели?

- Уже теплее.

После обеда на Грузовую прикатила Мария на вездеходе. Поскольку полеты запрещены, Тайке отпустили вместе с Айтане к лунологам. Она сидела в кабине задумавшись и вдруг вскрикнула:

- Машуня, стой!

Вездеход пронесло метров 200, но он встал.

- У тебя здесь есть Интернет?

- Конечно,

- А прожектор?

- Работает.

- Свети!

Айтане сфотографировала прозрачный луч прожектора.

http://s6.uploads.ru/gKcQ4.jpg

А через пятьдесят километров, в зоне пятна попросила включить его еще раз. В этот раз луч заполнила белесая дымка изморози и он казался белым столбом. Так впервые в истории в интернет попала фотография Ночного коктейля. А через два года эффект его видимости получил название – эффект Веллини.







6.12.2013                 Элличка из Изумрудного города        Elleanelle@mail.ru

+1


Вы здесь » ПОЗНАЙ СЕБЯ » Проза » Факел.