ПОЗНАЙ СЕБЯ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ПОЗНАЙ СЕБЯ » Учения (краткий обзор) » "Сознание посвящённых" Р.Штейнера.


"Сознание посвящённых" Р.Штейнера.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://uploads.ru/i/V/s/L/VsLDc.jpg

Повсюду, где перед нами расстилается мир, он поистине духовен и физичен и нет нигде физического, которое за собою каким либо образом не имело бы двигателем духовное. И нет нигде духовного, которое вело бы в мире бездеятельное, бессмысленное бытие: всегда оно становится действенным в какое либо время в каком-нибудь месте, проникая вплоть до физического.
.
.
Прежде всего, надобно поставить вопрос: отчего вообще стремимся мы к исследованию духовного? Почему мы, будучи людьми мыслящими и чувствующими и что-то делающими в мире, почему не удовлетворяемся тем, чтобы просто воспринимать чувственно-физический мир и действовать в нем? Почему стремимся мы к познанию духовного?
.
.
И вот нам из глубины тысячелетий с Востока звучат слова: Мир, который мы воспринимаем нашими органами чувств, есть Майя, Великая Иллюзия. Если, как это всегда чувствовали на протяжении всего человеческого развития, мир этот является великой иллюзией, то за её пределами человек должен придти к истинной действительности.
.
.
Во всех древних мистериях существовало это стремление придти к истине человеческой сущности. В противоположность этой истине воспринимали, как великую иллюзию то, что образовывалось и проходило во вне, в пространстве и во времени. В познании человеческого существа искали иное, нежели то, что открывалось органами чувств.
.
.
И это другое воспринимали как духовный мир.
.
.
Человек имеет перед собою два ложных пути. С одной стороны: он ставит себя по отношению духовного мира так, как по отношению чувственного, который, прежде всего, представляет ему иллюзию. Если он захочет тот же самый путь продолжить в духовный мир, как это делают приблизительно обыкновенные спириты, то он приходит не к меньшей, но к еще большей иллюзии.
.
.
Другой путь представляется не как проникновенное, ясное исследование духовного мира, а как путь веры, мистического предчувствия. Духовный путь при этом остается, однако, неизвестным. И при усилии продолжить этот путь предчувствия, мистицизма, духовный мир становится всё более и более неведомым. В обоих случаях в духовный мир не проникают. В одном случае иллюзия становится большей, в другом - неведение.
.
.
В противовес этим двум ложным путям должно искать правильного пути.
.
.
Желая найти верные пути к действительно духовному познанию истины человеческого существа -- настоящего своего «Я» -- должно иметь в виду невозможность этого, исходя из познания иллюзии, данное внешними чувствами или исходя из предчувствия и мистического предощущения истинного.
.
.
Рассмотрим беспристрастно, что тут происходит.
.
.
Можно необычайно тщательно исследовать образование первого зародыша яйца человека и как всё далее и далее, чудесным образом, формируется человеческий эмбрион, присоединяется орган за органом, и как из периферического устройства маленьких органов созидается, наконец, удивительное сердце и вся кровеносная система. Все это можно узнать.
.
.
Возможно исследовать, как чудесно в растении, начиная с корня и кончая цветком и семенами - всё это развивается материально, и можно, согласно созданным воззрениям построить из этого целый мир, мир, достигающий до звезд.
.
.
Это и проделали наши теоретики астрономы, астрофизики. Они построили мир, исходя из звездной туманности; в своей структуре ставшей все определеннее и определеннее, могущей развивать из себя жизнь и т.д.
.
.
Все это, возможно, построить и представить себе.
.
.
Но, в конце концов, мы все же снова спрашиваем о собственном человеческом существе, о том, что должно быть ответом на вопрос: "Познай самого себя". И если мы познаем себя только посредством того "самого себя", которое заключается в том, что мы знаем о камнях, растениях, животных, о человеческих органах, железах, кровеносной системе, что же мы узнаем? Мы узнаем тот мир, в который вступаем с рождением и покидаем со смертью. Ничего другого.
.
.
Но в глубине своего собственного существа человек чувствует, что это не есть его последняя действительная граница. Из самого внутреннего существа своего он восклицает, смотря навстречу тому, что в такой законченности, в таком величии предстает ему во внешнем познавании: "Все это ты воспринимаешь только между рождением и смертью. Но что же представляешь ты сам собою в истинном своем существе?"
.
.
В то мгновение, когда вопрос природоведения и познания человека в его сущности обращается в религиозный - в это мгновение человек не идет дальше в познании того, что видит в мире великой иллюзии. И вопрос "Познай самого себя" так, чтобы знать, откуда ты пришел, в самом затаённом своего существа, и куда идешь, где глубочайшие истоки твоего существа"- этот вопрос познания, ставший религиозным, также остается без ответа.
.
.
В древних мистериях поясняли ученикам у врат посвящения: "Ты можешь познавать всё, что хочешь твоими внешними органами чувств. Но когда ты ставишь великий вопрос человечества религиозно, великая загадка остается для тебя без ответа".
.
.
Исключительно внешнее созерцание великой иллюзии, Майи, подражание модели оставляет нас там же, где мы были, стоящими на месте перед человеком, а не в человеке.
.
.
Так было оно и у врат посвящения в древних мистериях, когда ученику уясняли следующее: Если ты желаешь оставаться во внешнем мире иллюзии, то не сможешь проникнуть в человеческую сущность и сущность царства природы.
.
.
Ныне люди стоят гораздо далее в области своих внешних познаний, нежели были древние со своими мистериями. Но путь к познанию должен быть снова найден. Мы не сможем построить нужного моста, если не перейдем к совершенно иному познанию нежели то, которое есть познание внешней природы, познание великой иллюзии -- Майи.
.
.
Несколько тысячелетий тому назад говорили иначе о мире и его сущности, нежели говорят о нем нынче. Тогда в древней Халдее знали приблизительно следующее: Человек переживает самые внешние границы бытия, к которым может подойти своими душевными силами тогда, когда обращает духовно-душевный взгляд на удивительную противоположность между жизнью сна, когда спит (сознание сумеречно, человек ничего не знает о своей жизни), и тою, которую он проводит в бодрственном состоянии (вокруг человека светло, он знает о своей жизни). Тысячелетия тому назад эти смены состояний между сном и бодрствованием воспринимались иначе. Сон не был настолько бессознателен; бодрствование не было таким сознательным, как ныне. Во сне воспринимали мелькающие, но могучие образы, действенно-волнующуюся мировую жизнь и когда спали, находились под воздействием всего сущностного в мире. Состояние бессознательности во время сна пришло позднее, с развитием человечества.
.
.
Зато тысячи лет тому назад бодрственная жизнь не была такой осознанной, уясненной, как сегодня. Предметы не имели точных границ, были неопределенными. Они еще излучали различное и многое духовное из себя. Не было также резкого перехода между сном и бодрствованием. Однако возможно было различать всё то, в чём жили во время бодрствования и в те времена это называли приблизительно "Apsu". Это был мир бодрствования.
.
.
А то, в чем люди пребывали, когда спали, всё действенно-двигающееся; чего не могли различать так хорошо, как различали минералы, растения и животных в состоянии бодрственного, это называли "Tiamat".
.
.
В Халдейских мистериях учили, что человек находится в более истинном, настоящем мире, когда он витает во сне, пребывает в тиамате, нежели тогда, когда живет в бодрственном состоянии среди минералов, растений и животных. "Тиамат" древнее и более связано с волною искони-человеческого, представляя собою то, что лежит ближе к самой его сущности. ("Tiamat ist ursprünglicher"), "Apsu" было более неведомым.
.
.
Но с течением времени наступили изменения в Тиамаате. Так учили и говорили ученикам мистерий.
.
.
Как следствие движения и жизни возникали образы демонов, коне-подобные фигуры с человеческими головами, львино-подобные фигуры с ангельскими головами. Они возникали из действенной жизни и то, что жило тут как демонические образы, становилось человеку враждебным.
.
.
Затем в мир вступило могущественное существо: Эа. Кто нынче еще чувствует звуки, то почувствует в созвучии Э и А указание на то могущественное существо, которое по смыслу древнего учения мистерий находилось возле человека со своею помощью, когда сильны были демоны, возникавшие из Тиамаат.
.
.
Эа, Иа, с приставкою частицы "Soph" (Seinspartikel «soph» voraussetzte, Soph Ea = Sophia wurde) = Soph Ea, Sophia. Эа - есть то, что мы обозначаем абстрактным словам: Мудрость, действующая во всем; Иа = во всем действующая мудрость, София. Soph - частица, которая приблизительно означает "существующий" ("Seiend"). Sophia; Sophea - пребывающий.
.
.
Итак, Sopheia = повсюду действующая мудрость, посылала человеку Сына, того Сына, которого в то время обозначали именем "Мардук" и которого мы в более поздней терминологии привыкли обозначать как действующего из иерархии Архангелов - Михаила. Эта та же самая сущность, Сын Эа, Мудрости; Мардук-Михаил.
.
.
.
                           http://uploads.ru/i/I/b/i/IbiR0.jpg
.
.
.
Мардук - Михаил, как учили мистерии, был могуч, велик и силён, и все эти демонические существа, как то: кони с человеческими головами, львиные фигуры с ангельскими головами, стояли в своей совокупности как великая Тиамаат напротив Мардук-Михаила. Он был властен господствовать над ветром бури, проносящимся через Мир. Всё, что было "Тиамаат", как это представлялось. Все эти демоны образовывали могучего дракона, огнедышащего, который противопоставлялся Мардуку-Михаилу как сумма всех демонических сил, рождаемых из ночи Тиамаат. Этой огнедышащей сущности он выбрасывал навстречу своё оружие и всю силу бури в самое нутро Тиамаат; и сущность Тиамаат расступалась, рассыпалась, расползалась по всему миру. И Мардук-Михаил мог образовывать наверху Небо и внизу Землю.
.
.
.
                     http://uploads.ru/i/f/T/c/fTcLQ.jpg
.
.
.
Так возникло то, что наверху и то, что внизу.
.
.
Так учили в мистериях: Великий Сын Эа, Мудрости, покорил Тиамаат и из одной её части образовал то, что наверху - Небеса, а из другой то, что внизу - Землю.
.
.
Если ты смотришь в Небеса, поднимаешь свой взор к звездам, о, человек! -- Ты видишь одну часть того, что из страшных глубин Тиамаат образовал Мардук-Михаил для блага людей.
.
.
И когда ты глядишь вниз, где из земного вещества, пропитанного минералами, произрастают растения, где образуются животные, то находишь другую часть, которую сын Эа, Мудрости, преобразовал из Тиамаат также для блага человечества.
.
.
.
                   http://uploads.ru/i/y/A/a/yAahc.jpg
.
.
.
Вот как в те древние времена, в древней Халдее, взирало человечество на всё, образующееся в мире, и действительно, ощущали именно так: Демонические фигуры, населявшие ночь, и все, что было в Тиамаат, Мардук-Михаил сформировал как звёзды в вышине и как Землю внизу; из этих ночных образов, подвижных действенных сущностей, мною описанных, сформировано им то, что светит нам навстречу из звёзд. И все то, что произрастает из самой Земли - есть преобразованный Мардуком-Михаилом покров, ткань Тиамаат. Так взирали в древние времена на то, что могли себе представить, согласно душевным способностям. Таково было знание.
.
.
Затем наступило время, когда постепенно - с Востока - стало распространяться древнее знание и стали придавать значение как одному, так и другому знанию. Изучали и признавали то, что проявлялось как существенное из духовного мира, что являлось как деяния духовного существа Мардука-Михаила, и одновременно признавали и то, что возможно было зарисовать как солнце и вокруг как звезды, двигающиеся по циклам и эпициклам. Все это было существенным.
.
.
Вслед за этим наступило время, когда люди утеряли прозрение в духовном мире, в мире демонов и богов, и когда развилось другое, интеллектуальное знание, которым современный человек так гордится и которое постепенно развилось до кульминационной точки.
.
.
Теперь, по отношению внешнего мира, мы находимся приблизительно в такое время, когда спиритуальное настолько же презирают, насколько в древние времена презиралось материальное теми, для которых само собою понятным было все спиритуальное.
.
.
Но мы должны вживаться в такие времена, когда будем снова в состоянии воспринимать рядом с тем, чему учат астрономы, астрофизики, зоологи и биологи - то, что дает нам спиритуальное познание о существе духовного.
.
.
.
      Различие состояний сознания старого и нового времени.
.
.
.
Чтобы составить себе понятие о том, что такое духовное исследование, мы должны, прежде всего, иметь представление о различных состояниях сознания, в которых человеческая душа может находиться.
.
.
В обычной жизни, которую человек ныне, в этом веке, ведет на Земле, он находится в совершенно определенном состоянии сознания. Оно характеризуется тем, что человек переживает известное различие между бодрствованием и сном, которые приблизительно, если даже и не совпадая по времени, но согласуются с движением Солнца вокруг Земли и движением Земли вокруг своей оси. В наше время порядок, на который я тут указываю, правда; несколько нарушен. Но, оглядываясь назад; в не столь давнее время беспрерывной жизни, мы находим, что люди работали приблизительно от восхода Солнца до заката и спали от захода Солнца до восхода.
.
.
Почему? Потому что воспринимали разницу между днем и ночью совсем не так, как мы сегодня, днем воспринимали не такую ясность и свет как мы нынче. Мы, с нашим современным сознаниям, видим людей с резкими контурами, у одного они расходятся далее, у другого менее и т.д.
.
.
Но было совершенно по иному у тех, которые получали в древних халдейских мистериях свои побуждения.
.
.
Вот что видел тогда каждый человек, представляя, например, данную картину -- наполненный людьми зал: видели сидящих людей, окруженными аурическим облаком, который сопричисляли к человеку. Если мы теперь так филистерски видим каждого человека с резкими контурами, сидящим на своем стуле и все вместе предстают так, что можно совершенно удобно каждого подсчитать, то в те времена увидели бы левый и правый ряд стульев как бы в некоем аурическом облаке, который тянулся бы как пар, облако за облаком, имея места потемнее, которые обозначали бы людей.
.
.
Такую картину видали бы не в позднейшей, но в древнейшей Халдее. Днем видали бы лишь тёмные места в этом аурическом облачном образовании, и ночью - нечто совершенно подобное в состоянии сна, ибо он был тогда не настолько глубок, как нынче. Он был более сновидческим. Нынче, если бы кто-либо спал и вы все сидели бы тут, он о вас не видел бы ничего; такого сна тогда не было. Тогда и во сне видали аурическое облако слева и справа и в нем отдельных людей как светящиеся фигуры: днем в аурическом облаке их видали тёмными, ночью - как светлые фигуры.
.
.
Так что такого большого различия в лицезрении дневных и ночных явлений, как сегодня, в то время не было.
.
.
Не ощущали также различия между находящимся в небе Солнцем и отсутствующим Солнцем ночью, но воспринимали это явление так, что днем Солнце видели как световой шар, световой круг, а вокруг него чудесную солнечную ауру. Это я мог бы описать следующим образом.
.
.
Вот что люди представляли себе: Совсем внизу находится Земля, наверху повсюду вода и еще выше лежащий снег. Оттуда, сверху истекает Евфрат. А над всем этим был воздух. Наверху видели двигающееся Солнце, окруженное дивно-прекрасной аурой. Солнце шло с Востока на Запад.
.
.
Затем представляли себе, что существует нечто, о чем сегодня говорили бы приблизительно так: вечером Солнце уходит в отверстие трубы (Rohr) и утром выходит из него. А ночное Солнце видели приблизительно следующим образом: в середине зеленовато-синим, а вокруг желтовато-красное сияние. Утром Солнце восходило из трубы, светлое в середине, окруженное аурой. Оно двигалось над небесными облаками и уходило на Западе в Небо, в эту трубу, становилось темным, аура его однако выходила за пределы отверстия в то время как оно погружалось и уходило все дальше, говорили о трубе, о полом пространстве, потому что Солнце видели тогда темным, черным. И высказывали то, что видели.
.
.
Взирая на охваченное Солнцем небо, не замечали большого различия между днем и ночью, как замечают это нынче.
.
.
В те времена видели еще и нечто совсем другое, нежели теперь, и очень сильно. Взирали на свое детство. В нём проводили первые шесть, семь лет жизни и по-настоящему считали себя находящимся тогда ещё в божественном, в котором были и до того, как спустились на Землю. Затем, между 7 и 14 годом, считали себя уже несколько вышедшим из аурического духовного яйца и выходящим из него далее до двадцатых годов; и лишь с этих двадцатых годов чувствовали себя по-настоящему на Земле. Тогда уже несколько сильнее видели разницу между днём и ночью.
.
.
На собственном человеческом существе наблюдали восходящее развитие, протекающее в промежуток времени от шести до семи лет. Это согласовалось с движением Луны, а не Солнца. Луна, которая в течение 28 дней появляется то полностью, то менее освещенной, согласовалась с тем, что переживали сами люди в течение собственной жизни посредством числа шесть и семь. И тогда ощущали следующее: то, что Луна совершает в течение месяца, это проделывает человек в течение 28 лет, в четырежды семь лет.
.
.
Выражали это во внешнем исчислении времени так: включали после семи лет седьмой високосный (прибавочный) месяц. Считали Луною, а не Солнцем.
.
.
И на внешнюю природу смотрели не таким образом, как сегодня смотрят. Нынче, когда бодрствуют, видят внешнюю природу в её резких контурах бездуховной. Тогда же видели днём и ночью внешнюю природу не в резких контурах, а в духовной ауре. Ныне днём видят всё, а ночью ничего. Всё это приписывают тому значению Солнца, которое обусловливает день и ночь.
.
.
Этого значения не имело Солнце для древних Халдеев в мудрости их мистерий, но значение это имела Луна, ибо она в своем образе давала отпечаток того, как возрастал человек. Ощущали себя совершенно иначе ребёнком, юношей и взрослым человеком, в то время как нынче этого совсем не ощущают. Нынче уже не отмечают большого различия между первыми семью годами и вторыми семью годами. Дети стали также рассудительны, как и взрослые; все люди одинаково рассудительны, безразлично сколько им лет.
.
.
Подобное не имело места в Халдее. Младенцы были настолько духовны, что находились в божественно-духовном, и позднее они об этом знали, когда становились земными, вылуплялись из аурического яйца. С тем, что производило Солнце, тогда не считались, но считали по Луне, по образам, которые она представляет на Небе согласно числу семь. Потому, исчисляя время, на седьмой год и вставляли месяц, т.е. то, что имело отношение к Луне.
.
.
Ныне, протирая утром от сна глаза, мы говорим: я спал. Древние Халдеи пробуждались на 21, 22 году, становились просветлёнными в своем воззрении на мир и говорили: я спал до 21, 22 лет. Они полагали, что бодрствуют до 50 лет, и что затем, во всяком случае, не засыпают как старики, а переходят в гораздо более просветлённую сознательную жизнь. Посему на стариков и смотрели как на мудрых, которые входили в мир сна с тем, что они приобретали, как сознание с 20 лет и становились там необыкновенно ясновидящими.
.
.
Так переживал халдей три состояния сознания. Мы переживаем два, а третье лишь намечено как сновидческое: бодрствование, сон, сновидение. Эти состояния древний Халдей не переживал таковыми в течение смены дня и ночи, а переживал смутное, сновидческое состояние сознания до 20-го года; затем бодрственное состояние, в котором жил с миром, и когда он говорил, что пробужден вплоть до 50 лет. Потом наступало состояние, когда другие говорили про него, что он берет своё сознание земное в духовный мир и знает больше нежели другие.
.
.
Потому на стариков взирали как на знающих. Нынче этого нет, на них смотрят как на старых болванов, ставших слабоумными.
.
.
Вот то большое различие, которое захватывает человеческую жизнь вплоть до самой внутренней конституции.
.
.
Это различие необходимо уяснить себе, ибо оно означает невероятно многое для человеческого существа. Мир познают лишь, когда знают о состоянии сознания, например, какое существовало у ребенка, в древней Халдее. Оно подобно, вернее - лишь похоже на наше сновидческое состояние, но гораздо более живое. Оно таково, что исходя из него можно действовать. Ныне это выступает как болезненное состояние. Но то, что теперь болезненно, было у Халдеев состоянием сознания ребенка. Дневное состояние, которое мы нынче ощущаем так по-филистерски, также ещё не существовало. Говорю "по-филистерски"; потому что ведь это именно "по-филистерски" то, что мы имеем всех людей в их физических контурах! Воспринимать их и даже рисовать в этих резких контурах - это "по-филистерски"! В древней Халдее такое состояние не существовало; тогда видели людей, как я это описал, физически и аурически; видели человека насквозь, вплоть до самой души.
.
.
Существовало еще третье состояние сознания, погашенное нынче, ибо это есть то состояние, когда мы спим без сновидений. Его можно сравнить с ним.
.
.
О том же, что переживает человек, когда спит без сновидений, нельзя сказать ничего, ибо об этом обычно он рассказать не может.
.
.
Существует крайне мало людей, которые могут сказать ещё и нынче про то, что они переживают во сне без сновидений, но их мало, очень мало. Говорят, что видеть сны -- есть фантазия, а бодрственное состояние рассматривается как такое, на которое можно положиться.
.
.
У древних Халдеев было не так. Состояние сознания в детстве с живыми, ведущими также к активности сновидениями, рассматривалось как такое, в котором дети наполовину находились в доземной жизни и оттуда могли сказать о том, что принадлежало божественному миру. И на детей смотрели тогда иначе, прислушивались к ним, ибо знали, что они принесли нечто с собою из божественного мира.
.
.
Затем наступило состояние сознания, при котором люди были земными, но еще душевными в своих аурах. Также, внимая старцам, узнавали нечто о духовном мире, о происходящем в нём.

0

2

Спасибо, Надежда, за интересные, познавательные темы. Меня радует то, что темы усложнились, тот кому необходимо, тот найдет ответы на свои вопросы, ибо ищущий найдет, зрячий увидит. Блог изменился к лучшему, меня это радует. Спасибо. Мне стало интересно.

+1


Вы здесь » ПОЗНАЙ СЕБЯ » Учения (краткий обзор) » "Сознание посвящённых" Р.Штейнера.