ПОЗНАЙ СЕБЯ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ПОЗНАЙ СЕБЯ » Копилочка (необъяснимые случаи) » Ужас глубин.


Ужас глубин.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://uploads.ru/i/N/C/q/NCq1V.jpg

В 1973 г. приморское население Австралии было взбудоражено известиями о бесследных исчезновениях ныряльщиков (преимущественно японских ловцов жемчуга) в прибрежных водах.

Например, газета юго-восточного побережья "Мельбурн лидер" описала такой случай. Шкипер японской жемчугопромысловой шхуны "Ямата Мару" нырнул за жемчугом с затонувшего судна. Вовремя дал сигнал к подъему, но матросы извлекли из воды только канат и шлем ловца. Тотчас в воду бросились другие ныряльщики, но ничего не нашли.

7 августа 1938 года газета "Санди таймс" сообщала об аналогичном происшествии уже на северо-западном побережье континента. Японец Масао Мацумото нырнул с люгера "Фелтон" на глубину 72 м возле о. Дарплей, неподалеку от г. Дарвин. Подал сигнал подъема, однако матросы вытащили из воды его шлем, пояс и корзину с жемчужницами. Тут же несколько человек нырнуло за исчезнувшим, но никого не нашли.

Остается только гадать, есть ли связь между этими трагическими событиями и рассказом австралийского врача Кристофера Лоупа о встрече под водой в 1953 году с жутким бесформенным существом огромного размера во время испытания новейшего снаряжения для подводного плавания (гидрокостюма, акваланга и спецсредства для отпугивания акул) с целью установления нового рекорда погружения человека в южной части Тихого океана.

"Пока я погружался, - рассказывал австралиец, - меня неотступно с явным любопытством сопровождала 4-метровая акула. Она кружила около меня; но атаковать как будто не собиралась. Мне было интересно, на какую глубину она погрузится. Наконец, я очутился на подводном уступе - дальше простиралась черная пропасть, которая казалась бездонной. Акула отстала от меня метров на шесть по глубине, всего нас разделяло около девяти метров.

Продолжать погружение было опасно. Я стоял, глядя в бездну; акула ждала, что я буду делать дальше. Вдруг вода стала заметно холоднее. Почему-то быстро падала температура; одновременно я приметил, как из пучин поднимается какая-то черная масса. Она всплывала очень медленно. Когда на нее пал свет, я увидел нечто огромное - площадью около акра (0.4 га) - темно-коричневого цвета, плоское, с бахромой по краям. Существо вяло пульсировало. Я не сомневался, что это - живое создание, хотя не видел ни глаз, ни конечностей.

Продолжая пульсировать, страшное видение поднялось выше меня; стало совсем холодно. Акула замерла неподвижно, парализованная то ли холодом, то ли страхом. Завороженный, я наблюдал, как коричневое чудовище достигло акулы и коснулось ее "спиной". Акула вздрогнула, потом безвольно погрузилась в тело чудовища.

Я стоял неподвижно, не смея шевельнуться. Так же медленно, как всплыла, коричневая тварь погрузилась в пучину. Она исчезла во мраке и вода снова потеплела. Один Бог знает, что это было за существо. Но я не сомневаюсь, что его породила первобытная слизь неизвестных глубин".

Такого же мнения придерживались и водолазы чилийской гидрографической экспедиции, встретившие спустя 15 лет, судя по поразительно схожему описаний, то самое существо возле выхода глубинных вод.

Более подробный генезис чудовищного студня предложили в 1969 г. в своей книге "Три кварка" океанологи М. Емцев и Е. Парное после встречи с ним у о. Малый Инагуа Багамского архипелага океанологической экспедиции Академии наук СССР. Как и в южных широтах, гигантское медузообразное создание появилось со стороны глубоководной котловины, причем его появлению предшествовала паника среди обитателей моря. В какие-то секунды из глубины к поверхности устремились массы рыб, ища убежища в коралловом рифе острова.

Затем "необъятная бурая масса с тусклой синеватой оторочкой медленно, как медуза", выплыла из синих глубин. Она закрыла собой всю синеву и, как грязный, непроницаемый туман, заволокла все. Конца ей не было. Она лишь нерезко утопала в отдаленных мутных пространствах, явно больше километра по размеру. Дрожащее, переливающееся какими-то пузырьками желе, кромка которого колыхалась, как крылья гигантского ската - манты, оно очень медленно поднималось из океанской бездны как привидение и воплощение немого ужаса.

"Вокруг все стихло и замерло, как в остановившемся кадре. Неподвижно застыли рыбы, акулы, находившиеся над гигантской массой. И бурая масса тоже вдруг остановилась, повисла над дном. И тогда точно электрическая искра ударила всех рыб. Они изогнулись пополам и, конвульсивно вздрагивая, начали медленно опускаться в пузырящееся желе, растаяв в нем, как сахар в стакане киселя".

Наблюдавший эту сцену аквалангист не мог и пальцем пошевелить, тело ему не повиновалось. Его захлестнул невыразимый ужас, тьма застлала его глаза, началась аритмия сердца. Он резко согнулся и стал медленно уходить в глубину.

С океанологического судна немедленно спустили шлюпку с аквалангистами, один из которых догнал тонувшего на глубине 10 метров. Его зубы мертвой хваткой зажали загубник, но воздух из баллона акваланга в легкие не поступал из-за спазм. Спасенный почти два месяца не приходил в сознание и очнулся в Москве, в больнице. Его спаситель только видел, как медленно погружается в глубоководную расселину бурый студень, в котором исчезают парализованные рыбы. И хотя в воде с ним ничего не случилось, спустя несколько часов у него начался озноб, который быстро перешел в глубокий обморок, продолжавшийся около четырех суток. Видимо, сила воздействия на живой организм определялась расстоянием, отделявшим людей от чудовища, и длительностью пребывания в воде.

Попытки бомбардировать чудовище с судна тротиловыми шашками не дали эффекта: рваные черные ямы разрывов в бурой массе желе медленно затягивались, не причиняя существу никакого вреда. Все также медленно погрузилось оно в бездну, оставив после себя оглушенных рыб на поверхности воды.

Столь необычное животное Мирового океана, по мнению М. Емцева и Е. Парнова, является свидетельством существования в глубоководных впадинах качественно иной формы жизни, связанной с эволюцией первичных организмов в археозойскую эру.

Согласно общепринятой концепции развития жизни на земле совершенствование вида происходит за счет всего нескольких наиболее приспособленных к условиям обитания пар производителей (отдающих при размножении свою удивительную выносливость потомству) из-за естественного отбора, в результате которого все остальные особи вида погибают от различных неблагоприятных факторов среды (мутаций, врагов и т. д.). Классический пример: треска выметывает миллионы икринок, но из них к следующему нересту выживает и дает потомство лишь пара рыб. Подобная расточительность биологического материала в расчете на самый худший вариант существования вида хотя и гарантирует ему жизнь в ходе естественного отбора, но имеет крайне низкий КПД (десятые, а то и сотые доли процента).

Однако природа исследует все возможности эволюции вида, в том числе и ресурсо-сберегающие. А поскольку морская вода сама по себе энергоемка, потому именно в ней и произошел переход от археозойской коацерватной капли к первобытной живой клетке, то развитие первичных организмов могло пойти не только по экстенсивному пути, но и по интенсивному, связанному с колониальной формой жизни, когда генерация идет в наращивании массы тела и дифференциации клеток по образу и подобию материнских (партеногенез).

Стабильные условия впадин абиссали, и прежде всего постоянные показатели температуры, солености, кислорода, освещенности воды, способствуют замедлению темпов эволюции существ их населяющих и консервации примитивных форм. В самом деле, зачем таким формам эволюционировать, если факторы изменчивости в данной среде обитания практически отсутствуют в течение сотен лет? Поэтому на больших глубинах и обнаруживают "живых ископаемых" вроде погонофор, неопилины, наутилусов, латимерии.

К тому же, у рассматриваемого колониального гиганта нет врагов и пищевых конкурентов, что также не способствует его эволюции. И кочуя постоянно по холодным однообразным мрачным глубоководным котловинам земного шара, это животное живет как бы вне времени и пространства по отношению к переменчивым условиям шельфовой зоны, куда оно поднимается в поисках пищи из малопродуктивных впадин.

Остается только догадываться о продолжительности жизни этого чудовищного студня: ясно одно - она превышает пределы существования обычного животного и скорее всего равна возрасту деревьев-долгожителей (несколько тысяч лет), так как предполагает генезис от той первобытной клетки, которой еще не было свойственно различие на животную и растительную. Потенциал такой клетки огромен, чем и объясняются гигантские размеры монстра и его электрокинетические явления.

Нервная система этой "разросшейся" первобытной клетки, вероятно, так же примитивна, поскольку ориентирована только на питание и размножение (регенерацию), что исключает возможность какого-либо осознанного контакта с любым животным, тем более из-за колоссальных размеров: студню все равно, кто является для него объектом пищи - планктон или исполинский кит - это всего лишь автоматический процесс удовлетворения пищевой потребности простой природы. Отсюда и полное безразличие к окружающему миру, не представляющего пищевого интереса, принципиальная чуждость, даже "чужеродность" в прямом смысле слова.

Действительно, чудовище уникально, фантастичны его свойства, а значит и его материальная структура, предполагающая организацию, схему метаболизма и энергетический баланс, отличные от привычных форм жизни на планете. И возникнуть такое существо могло только на качественно иной основе, каковой является сама физическая среда глубоководных впадин, где за миллиарды лет существования Земли сконцентрировались тяжелая вода и тяжелые элементарные частицы с дробным электрическим зарядом - кварки.

Учитывая, что кварки рождаются при столкновении частиц космических лучей высоких энергий (порядка 1011 - 1019 электронвольт) с атомными ядрами верхних слоев атмосферы, можно считать, что ужасающий взор феномен больших глубин присущ, вероятно, не только Земле, а любой планете с атмосферой и с гидросферой либо без нее. И нет гарантии,что при исследовании таких планет астронавтам не придется столкнуться с аналогичными созданиями, кстати достоверно описанными И. Ефремовым в 1957 г. в знаменитом романе "Туманность Андромеды".



Источник http://www.tetis.ru

+1

2

http://uploads.ru/i/s/A/t/sAtJa.jpg

                                                           Крымский "дракон".

В январе 1936 года в Черном море у крымского побережья в сеть рыбаков попало живое существо с конской головой. Испуганные до смерти люди тут же разорвали снасти и выпустили его на свободу, а сами вернулись на берег.

Позже с неизвестным морским титаном встретился известный советский писатель Всеволод Иванов (Переписка с A.M. Горьким: Из дневников и записных книжек. М., 1969. С. 290—294). Ему посчастливилось увидеть загадочного гиганта в Коктебеле (теперь поселок Планерское близ Феодосии). Стоя на скальном массиве Карадага (древнего потухшего вулкана), Иванов заметил посредине Сердоликовой бухты огромный ком морской травы... Впрочем, приведем его рассказ.

«Дельфины стайкой двигались по бухте влево. Должно быть, туда передвигалась кефаль. Я перевел глаза вправо и, как раз посередине бухты, метрах в 50 от берега заметил большой, метров 10—12 в окружности, камень, обросший бурыми водорослями.

Покуривая трубку, я начал наблюдать за клубком водорослей. Течение, по-видимому, усиливалось. Водоросли начали терять округлую форму. Клубок удлинялся. В середине его показались разрывы. А затем...

Затем я весь задрожал, поднялся на ноги и сел, словно боясь, что смогу испугать «это», если буду стоять на ногах.
Я посмотрел на часы. Было 12.15 дня. Стояла совершенная тишина. Позади меня, в долине Гяур-Бах, чирикали птички. Усиленно дымилась моя трубка. «Клубок» развертывался.
Развернулся. Вытянулся.


Я все еще считал и не считал «это» водорослями, до тех пор, пока «это» не двинулось против течения.
Это существо волнообразными движениями плыло к тому месту, где находились дельфины, то есть с левой стороны бухты.
По-прежнему было все тихо. Естественно, что мне пришло сразу же в голову: не галлюцинация ли?


Я вынул часы: было 12.18.

Реальности виденного мной мешало расстояние, блеск солнца на воде, но вода была прозрачная, и оттого я видел тела дельфинов, которые были вдвое дальше от меня, чем чудовище. Оно было велико, очень велико, метров 25—30, а толщиной со столешницу письменного стола, если ее повернуть боком. Оно находилось под водой на полметра-метр и, мне кажется, было плоское. Нижняя часть его была, по-видимому, белая, насколько позволяла понять это глубина воды, а верхняя — темно-коричневая, что и позволило мне принять это за водоросль.

Я был один из многих миллионов людей, которому суждено было увидеть это чудовище. Наше воспитание, не приучившее нас к появлению чудес, тотчас же начало мешать мне. Я начал с мысли: не галлюцинация ли это?

Нащупал горячую трубку, затянулся, посмотрел на скалы и еще раз вынул часы. Все это мешало мне наблюдать, но в конце концов я подумал: «Ну и черт с ней, если и галлюцинация! Буду смотреть».
Чудовище, извиваясь так же, как и плывущие змеи, не быстро поплыло в сторону дельфинов. Они тотчас скрылись.
Это произошло 14 мая 1952 года.

Первой моей мыслью, когда я несколько пришел в себя, было: надо немедленно спуститься ближе к берегу. Но сверху, со скалы, мне виднее, а если бы я пошел вниз, то, возможно, какая-нибудь скала закрыла бы от меня чудовище или оно могло скрыться. Я остался на прежнем месте. Я видел общие очертания, но не заметил частностей.

Я, например, не видел у чудовища глаз, да и как под водой я мог их видеть?
Угнав дельфинов и, может быть, и не думая за ними гнаться, чудовище свернулось в клубок, и течение понесло его опять вправо. Оно снова стало походить на коричневый камень, поросший водорослями.


Отнесенное до середины бухты, как раз к тому месту или приблизительно к тому месту, где я увидел его впервые, чудовище снова развернулось и, повернувшись в сторону дельфинов, подняло вдруг над водой голову. Голова в размер размаха рук похожа была на змеиную. Глаз я почему-то не видал, из чего можно заключить, что они были маленькие. Подержав минуты две голову над водой — с нее стекали большие капли воды — чудовище резко повернулось, опустило голову в воду и быстро уплыло за скалы, замыкающие Сердоликовую бухту.

Я посмотрел на часы. Было без трех минут час. Я наблюдал за чудовищем сорок минут с небольшим.
Справа поднимаются скалы очень крутые, и в соседнюю бухту попасть было невозможно.
Я поспешил домой».


Увиденное подтолкнуло В. Иванова на поиски сведений о неизвестном существе. Вот что ему удалось узнать.

«Мария Семеновна Волошина (жена известного русского поэта и художника М. А. Волошина.—Прим. авт.), являющаяся хранительницей всех коктебельских преданий и обычаев, рассказала, что в 1921 году в местной феодосийской газете была напечатана заметка, в которой говорилось, что в районе горы Карадаг появился «огромный гад» и на поимку... отправлена рота красноармейцев. О величине «гада» не сообщалось. Дальнейших сведений о судьбе «гада» не печаталось. М. Волошин послал вырезку о «гаде» М. Булгакову, и она легла в основу повести «Роковые яйца». Кроме того, Волошина сказана, что в поселке тоже видели «гада», но недавно, а знает подробности... жена искусствоведа Габричевского, которая живет в Коктебеле безвыездно».

Всеволод Иванов разыскал Габричевскую, и она рассказала писателю об этом необычном случае.

«Ранней весной этого года... соседка... колхозница, приехавшая сюда с Украины, прибежала, проклиная эти места. Недавно была буря... На берегу же после бури находят плавник. Колхозница пошла собирать дрова... в направлении мыса Хамелеон. Не доходя до оконечности мыса, она увидела на камнях какое-то большое дерево с корнями, оборванными бурей. Очень обрадовавшись находке, она бегом бросилась к камням, и когда почти вплотную подбежала к ним, бревно качнулось, то, что она считала камнем, приподнялось. Она увидела огромного гада с косматой гривой. Гад с шумом упал в воду и поплыл в направлении Карадага. Колхозница уже не помнила, как дошла домой».

Интересно, что эта история, рассказанная Н Габричевской, имеет любопытное продолжение. Вот что пишет энтузиаст-криптозоолог, исследователь загадочных существ нашей страны Майя Быкова.

«В 1986 году я получила из Ленинграда письмо... Оно было от крымского краеведа, человека энциклопедических знаний, Наталии Лесиной...

Лесина предполагает, что рассказ Габричевской вторичен и неточен. Колхозница В. Зозуля ходила за хворостом не в сторону мыса Юнге, а на Карадаг, к мысу Мальчин. И там столкнулась с животным. Ее первые слова, произнесенные на чистейшем украинском языке, можно перевести так: «Сколько лет живу, а такого не видела!» Произошла эта история действительно в 1952 году, в сентябре.

Итак, Варвара Кузьминична Зозуля, которой в 1986 году было уже 80, шла в том месте, где спуск к скале. Скала эта у самой тропы, в нескольких метрах от моря. Там тихое нагретое место. Там «оно» спало.

Варвара Кузьминична, приняв «гада» за нагромождение хвороста, чуть на него не наступила. Животное проснулось и подняло голову. «Боже мой! Такая маленькая головка, глаза на меня вытаращила. Головка маленькая, шея тоненькая, а дальше — спина, как столб, толстая. Высоко-высоко поднялась головка. Встало оно надо мною, ударило хвостом, когда вставало...»

Женщина отступала, отмахиваясь веревкой. «А как стала на него махать, оно начало разматываться, как клубок. Сколько там метров, не знаю. Потом оно пошло к морю».

«Оно», по утверждению информатора, имело нижние и верхние конечности, «руки, ноги». И голос: «Запищало "пи" (издавало звук, подобный писку).


Записано все это Н. Лесиной со слов внучки Зозули — Любы Печеркиной...»



По книге: Потапов. А.В  "Феномены, тайны, гипотезы".

+1


Вы здесь » ПОЗНАЙ СЕБЯ » Копилочка (необъяснимые случаи) » Ужас глубин.